Салон Магии и Мистики Елены Руденко. Киев ,тел: +380506251562
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.

Салон Магии и Мистики Елены Руденко. Киев ,тел: +380506251562

Гадание. Приворот. Отворот. Снятие порчи. Защита. Школа магии.
 
ФорумФорум  КонтактыКонтакты  Товары салонаТовары салона  Услуги салонаУслуги салона  ПоискПоиск  Последние изображенияПоследние изображения  ВходВход  РегистрацияРегистрация  ГалереяГалерея  

 

 Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"

Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:40

И если бы не Грачи, думаю, он нашел бы способ связаться с вами.
– Но почему я? – воскликнул Ланье. – Ведь он мог бы обратиться к более серьезным исследователям! К тому же Ризаносу. Или просто обратиться в Магиструм…
– И что бы сделали в Магиструме? – осведомился маг.
– Не знаю, – признался Ридус после краткого раздумья. – Может быть, и ничего.
– Скорее всего, заперли бы этот чертеж в ваше проклятое хранилище, – предположил маг. – К остальным артефактам. Чтобы еще лет сто спорить о том, можно ли верить чертежу или нет.
– Откуда вы знаете о хранилище? – нахмурился Ланье, неприятно удивленный тем, что маг угадал его собственные мысли.
– О нем знают все, – Верден пожал плечами. – Давно известно, что бóльшая часть ваших изобретений основана на древних артефактах. Вы не изобретаете их заново, а просто, наконец, разбираетесь в том, как они работают.
– Отнюдь не бóльшая часть, – воскликнул уязвленный Ланье. – Вовсе нет!
– Пусть так, – отозвался Альдер. – Это сейчас не важно. Важно то, что если бы чертеж поместили в хранилище, он не пролежал бы там и недели. Поверьте, магистр, двух магов, что не заботятся о последствиях, очень сложно остановить. Они нашли бы способ достать чертеж, наплевав на вероятность войны Малефикума и Магиструма после таких недружественных действий.
– Да, быть может, – отозвался Ланье. – Но почему я? Тьен Ризанос смог бы сделать гораздо больше, чем я.
– Это тоже очевидно, – отозвался маг. – Беглец ничего не знал о Ризаносе. А о вас, Ланье, знал. Я лишь немного побеседовал с людьми, живущими около здания Магиструма, и уже убедился в том, что вы пользуетесь в городе определенной популярностью. Ваше имя, можно так сказать, частенько всплывает в разговорах. Наш беглец мог вполне его услышать и заинтересоваться вашей персоной. А потом, если он удосужился собрать хоть немного информации о вас, решить, что вы подходите для его планов как нельзя лучше.
– Это чем же я подхожу? – удивился Ланье. – Какую информацию?
– Я следопыт, – туманно отозвался Верден. – Мне приходится часто собирать различные сведения о людях, анализировать их, делать выводы. Если этот изменник хоть немного узнал о вас, то сделал правильные выводы.
– Не темните, Верден, – бросил Штайн, прочищавший стволы пистолета свернутой в жгут тряпкой. – Я, кажется, уже догадался, но извольте объяснить это Ридусу. Его этот вопрос занимает уже не первый день.
– Все просто, – отозвался маг. – Вы, Ланье, один из самых талантливых магистров города. При этом вы не связаны определенными обязательствами, не входите в Ложу, не отчитываетесь перед руководством Магиструма и сторонитесь политики. Зато вы весьма порывисты, любите новые идеи и, судя по всему, считаете, что все, что может быть исследовано, – должно быть исследовано. Беглец правильно рассудил, что если чертеж попадет в ваши руки, вы не побежите с ним к своему начальству, чтобы заработать медаль, а немедленно начнете искать Врата.
– Допустим, – сдержанно отозвался Ланье, не зная, гордиться такой характеристикой или стыдиться ее. – И это все?
– Нет, – маг покачал головой. – Вдобавок, вы обладали полезными связями. Я всего за пять минут разговора в кабаке узнал, что вы часто общаетесь с механиками. Заказываете у них различные устройства, ведете переписку. Думаю, нашему беглецу тоже не составило труда узнать это. Он справедливо рассудил, что у вас найдется знакомый механик для работы над Вратами. Вероятно, сам он хотел присоединиться к вам позднее и взять на себя роль мага. Так что, отдавая вам чертеж, он практически обеспечил себе всю команду. Только не учел того, что за ним еще будет охотиться банда наемных убийц.
– И вы, – добавил Конрад, начавший собирать пистолет.
– Да, – отозвался маг, снова нахмурившись. – И я. Все пошло кувырком. Он пытался, видимо, помочь вам, Ланье. Но так и не смог – это выдало бы его с головой. В общем-то, в конце концов, и выдало, но он нашел себе замену – меня.
– Вы так уверенно об этом рассуждаете, как будто знаете наверняка, – буркнул механик, вытирая руки тряпкой.
– Ход мыслей беглеца отражен в его действиях, – пояснил маг. – Его поступки не менее красноречивы, чем самый подробный рассказ. Мне уже доводилось строить подобные умозаключения и раньше. И уверяю вас, я еще не ошибался.
– Пусть так, – примирительным тоном произнес механик. – И какие у вас будут умозаключения насчет того, что нам теперь делать?
– Двигаться дальше, – отозвался маг. – И как можно быстрее. Время работает против нас.
– А беглец? – с тревогой спросил Ланье. – Что с ним?
– Не знаю, – честно ответил Верден. – Думаю, если он уцелел в схватке с магами, то найдет нас рано или поздно.
– А если нет? – спросил Штайн.
– В таком случае, нам надо действовать вдвое быстрее. Если маги не будут отвлекаться на поиски предателя, то возьмутся за нас.
– Но они же, кажется, не знают о нашем существовании? – удивился Ланье.
– Знают, – мрачно отозвался маг. – Я же говорил, что он помог мне вас найти и тем выдал себя. И привлек внимание преследователей к вашим персонам. Уж они не преминут поинтересоваться, из-за чего он нарушил маскировку. Догадаются, что рисковал он так вовсе не из человеколюбия, а потому что ваша персона очень для него важна. К тому же, они знают про меня. А я теперь с вами.
– С нами? – тихо переспросил Конрад, пересыпая серый порошок из маленького мешочка в свое оружие. – Так вы с нами, Верден?
Маг поднялся на ноги, расправил плечи. В полутьме его фигура казалась огромной и угрожающей. Ланье, над которым навис Альдер, невольно поежился.
– Я с вами, – сказал маг, не отрывая взгляда от механика. – Мы откроем Врата.
– А в чем ваш интерес, Верден? – спросил Штайн. – Что хотите получить вы?
– Деньги и славу? – предположил маг и ухмыльнулся. – Что, не верите?
– Уж простите, не верю, – сухо отозвался механик, не обращая внимания на отчаянные жесты Ланье, что призывал друга к осторожности.
– Правильно делаете, – буркнул маг. – Я по глупости влип в это дело. И теперь за мной охотятся два проклятых малефиканта высшего уровня, что хотят сохранить свою тайну. Отделаться от них можно, только раскрыв эту тайну всему свету, чтобы охота потеряла смысл. Этим я и собираюсь заняться.
– А месть? – с удивлением спросил Штайн. – Они не будут мстить – уже потом?
– Быть может, – отозвался Альдер. – А быть может, и нет. Это зависит от устава их проклятого Ордена Историков. Если личная заинтересованность в делах не приветствуется, то подобная месть может быть расценена как слабость. В любом случае, потом будет намного легче. Если мы станем широко известны, то наше исчезновение или убийство вызовет массу вопросов. А возможно, и расследования. Вот этого тайные ордена не любят. Они предпочитают не привлекать к себе внимания.
– И все? – не выдержав, спросил Ланье. – Только чтобы избежать преследований?
– Конечно, нет, – отозвался маг. – Но остаться в живых все же первоочередная задача.
– Хорошо, – произнес Конрад и поднялся на ноги. – В это смогу поверить.
Он подошел к магу, окинул его долгим взглядом, с головы до ног. Альдер без смущения выдержал этот осмотр и сложил руки на груди.
– Да, – сказал наконец Штайн. – Я верю вам, господин маг, хотя всю жизнь меня учили обратному.
И он протянул руку. Верден, что стоял, нахмурив брови, с изумлением взглянул на механика. Потом медленно, словно сомневаясь в собственном благоразумии, протянул руку и стиснул ладонь Штайна крепкими пальцами.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:40

– Принимается, господин механик, – медленно произнес он. – Откроем эти проклятые Врата. Раз уж мы забрались так далеко, то другого пути у нас нет.
Ланье, вскочив на ноги, поспешил накрыть ладони новообретенных соратников своей.
– Вперед и только вперед, – с жаром выдохнул он. – Я верю, что наша встреча не случайна.
– Посмотрим, каков будет ее итог, – вздохнул Конрад, расцепляя рукопожатие. – Пока что мы не сильно продвинулись. Даже не знаем, где расположена арка.
– Для этого надо расшифровать записи, а у нас нет ключа, – поддержал Ланье, с ожиданием глядя на мага.
– Ну, – отозвался он. – У меня есть идеи насчет того, как найти ключ.
– Как? – тут же спросил Ланье.
– Шифр составлен на основе одной интересной легенды. Если я найду ее текст, то смогу подобрать ключ. Думаю, именно так и поступил ваш Ризанос.
– Чудесно! – воскликнул Ланье. – Превосходно!
– А все остальное? – поинтересовался механик. – Заклинания, камни, фокусировка энергии…
– Не вижу ничего неодолимого, – отозвался маг. – Главное, расшифровать текст. Но, кстати, там достаточно трудностей и без магической части. Как насчет глоубов и механики?
– Я достану глоубы, – сказал Ланье.
– А я сделаю механизмы, – бросил Конрад.
Маг приподнял бровь, удивляясь такой безоговорочной уверенности в собственных силах.
– Понимаете, Альдер, – проникновенно сказал Ланье. – Мы, в общем-то, уже со всем разобрались. Нам не хватало только мага. И вот явились вы. Словно с небес опустились.
– Значит, – сказал Верден. – Нам остается… что?
– Пойти и забрать нужные детали, – быстро ответил Конрад.
– Чудесно, – отозвался маг. – А мне нужно найти летопись о походе в запретные земли.
– Есть идеи, как это сделать? – деловито осведомился Штайн.
– О да, – отозвался Верден и улыбнулся. – А как насчет вас?
Конрад и Ланье переглянулись, а потом магистр медленно произнес:
– Кажется, настала пора перейти от разговоров к делу.
* * *
Ночью огромное здание Магиструма выглядело не столь угрожающим, как днем. Оно возвышалось посреди площади огромной скалой, уходящей в облака, но теперь было расцвечено огнями, и навевало мысли о празднике. Большая стена, отделявшая здание от остального мира, оставалась темной, лишь в башенках светились огни стражи, неусыпно несущей дозор. Ученического корпуса, конюшен и складов не было видно за этой стеной, зато главное здание уходило ввысь четырехгранной стрелой, грозящей вонзиться в облака. В некоторых окнах горел свет, где-то ярко, а где-то едва-едва. Светящиеся окошки складывались в замысловатый узор, и казалось, что Магиструм опутан сияющей гирляндой.
Ридус, остановившийся на краю площади, взирал на это великолепие с некоторым смущением. Он еще никогда не видел его так – со стороны. Конечно, он много раз видел Магиструм ночью, но еще никогда не воспринимал его как нечто чужое, враждебное, грозящее ему неприятностями. Он всегда был для Ланье домом – сначала вторым, а потом и первым. И теперь, когда ему нужно было вломиться в этот дом, чтобы совершить кражу, магистр чувствовал себя предателем.
Собираясь с духом, он сделал несколько глубоких вдохов и медленно выдохнул. У него был план. Хороший план, вполне выполнимый, но не становившийся от этого менее опасным. Он далеко не все рассказал друзьям, когда пообещал достать глоубы. Им не нужно было это знать, у них хватало собственных проблем, на решении которых им и нужно было сосредоточиться. А ему предстояло решить свои и тем самым внести лепту в общее дело.
Решившись, магистр быстро зашагал через площадь к небольшим воротам, едва видневшимся в стене. Это был если и не черный ход, то некое его подобие, которым обычно пользовались слуги и рабочие. Через главный вход, которым обычно пользовались все магистры, Ланье не отважился идти. Там его хорошо знали и могли пристать с расспросами. А здесь будет достаточно условного знака, чтобы пройти. Никто не обратит внимания на еще одного магистра, которому лень обходить половину площади до главного входа.
Ночной ветерок приятно холодил разгоряченные щеки. Ланье шагал быстро и упруго, чувствуя себя так хорошо, как никогда раньше. Сердце билось ровно и сильно, разгоняя по жилам горячую кровь. Хотелось действовать: бежать, прыгать, кидаться камнями… Ридус чувствовал, что сейчас, наверное, мог бы поднять телегу с бревнами. Казалось, он даже стал лучше видеть и слышать. Он еще никогда не владел так полно собственным телом и раньше не представлял, что это может доставить столько удовольствия. Особо сильным был контраст – еще час назад он едва двигался после неудачного покушения. Но всего один флакончик зелья мага сотворил настоящее чудо. Подумать только, он ведь чуть не отказался его выпить. Но Верден был настойчив, и теперь Ланье был бесконечно благодарен ему за это. Магический эликсир! Ридус, конечно, знал о них и раньше, но ему казалось, что это всего лишь обманка для безответно влюбленных девушек и стареющих ловеласов. Теперь он даже жалел, что не уделил больше времени изучению настоящих зелий магов. Быть может, после, если у него будет достаточно времени…
Ланье замотал головой и поправил ворот плаща, так чтобы знак магистра из трех скрещенных овалов, называвшийся тригуэртой, был лучше виден. Знак, отливавший в лунном свете серебром, сиял. Не заметить его было невозможно, и потому, едва Ридус постучал тростью в запертые ворота, как они распахнулись. Бдительный страж, конечно, увидел одинокого прохожего, когда тот еще подходил к воротам. А рассмотрев знак магистра, открыл двери без лишних вопросов.
Просочившись в приоткрытые врата, Ридус проскользнул мимо рослого Стража, сжимавшего в руке длинный церемониальный меч с волнистым лезвием. Тот встретил гостя хмурым взглядом, и магистр поспешил принять виноватый вид. Мол, не хотелось беспокоить по пустякам, но хочется поскорее попасть в родные стены. Страж, сотню раз наблюдавший подобную картину, лишь тяжко вздохнул и принялся запирать врата.
Ридус быстрым шагом миновал караулку, стоявшую у врат, свернул за угол склада и оказался у дверей, ведущих к кухням. Он насквозь прошел огромный зал, где на длинных столах была разложена разнообразная посуда, протиснулся сквозь стайку поварят, обреченно тащивших куда-то ведра с чищеной картошкой, и вышел в общий коридор. Оттуда по длинному переходу он добрался до жилых этажей и, обойдя центральный коридор стороной, вышел к малым лифтам. Здесь было пусто и темно, ночью редко кто забредал в эту сторону здания. Ланье только того и надо было. Он забрался в решетчатую кабину лифта, надеясь, что на этот раз его не отключили на ночь в целях экономии, и потянул рычаг хода. Внизу, глубоко под полом, загудел рабочий механизм, и кабина начала подниматься.
Ланье нетерпеливо похлопывал перчаткой по ладони, раздраженный медлительностью лифта. Ему сейчас хотелось бежать, мчаться на всех парах, а проклятая клетушка еле ползла. Что-то сломалось или она всегда была такой медлительной, а он просто не обращал на это внимания? Ридус не мог ответить на этот вопрос, но к тому времени, как лифт поднял его на три этажа, он был уже вне себя от ярости. Сдерживаясь, он осторожно прошелся по темным коридорам, держась подальше от жилых комнат, и пересел на следующий лифт, что поднял его еще на три этажа – к лабораториям. Выйдя из дверей, Ланье свернул на лестницу и поднялся на свой этаж. Его лаборатория располагалась чуть дальше, ближе, так сказать, к центру здания, и Ридусу пришлось поблуждать по коридорам, прежде чем он вышел к знакомой двери. Здесь его ожидал неприятный сюрприз – дверь лаборатории Боргаса, что находилась чуть дальше, была приоткрыта, и в темноту коридора лился поток приглушенного света. Боргас, видимо, остался работать на ночь. Обычно Ридус был рад, когда это случалось, – можно было сделать перерыв в ночных бдениях и зайти к соседу перекинуться парой слов, но сейчас это было крайне некстати.
Стараясь не дышать, магистр на цыпочках прокрался к своей двери, достал ключ и осторожно отпер замок. Потом проскользнул в темноту своей лаборатории и аккуратно закрыл дверь. На всякий случай запер ее, бросил на пол плащ, чтобы прикрыть щель под дверью, и лишь после этого начал на ощупь пробираться к столу. Он так часто бродил по своей лаборатории в темноте, что мог пройти по ней и с закрытыми глазами. Поняв это, Ланье с облегчением сделал несколько шагов, пошарил по столу и нащупал маленький глоуб, что освещал его стол. Прикрыв глаза, Ридус повернул шарик, и комнату залил призрачный голубой свет. Открыв глаза, магистр быстро повернул шарик еще раз, уменьшив сияние, и прислушался. За стеной было тихо – Боргас либо задремал, либо полностью погрузился в работу. И то и другое вполне устраивало Ридуса, и он, не откладывая дело в долгий ящик, начал собираться.
Прежде всего он скинул черный сюртук и повесил его на стул. Потом прошелся вдоль стеллажей, прикидывая, что ему может понадобиться. Ему хотелось забрать все – но, увы, это было неосуществимо. По дороге сюда Ридус составил в уме примерный список вещей, что нужно было взять, но, как он убедился, он был слишком велик. Для начала Ланье натянул рабочий жилет, усеянный карманами различных размеров, а потом принялся набивать их всем необходимым.
Прежде всего глоубы – десяток мелких кристаллов отправились в нужные карманы и тихо щелкнули, вставая в защелки. Ланье потянул за рычаг в подкладке, активируя систему. Глоубы стали теплее. Теперь его жилет, как и положено, превратился в рабочую станцию, от которой питались большинство инструментов магистров. Ланье старался не думать о том, что будет, когда это увидят механик и маг. По идее, им не нужно было это видеть, но о каких глупостях он беспокоится, когда собирается обворовать Магиструм…
Вспомнив о своем плане, Ланье принялся собирать с полок устройства, которыми обзавелся за годы работы в этой лаборатории. Некоторые из них он сделал сам, для своих нужд, и они не имели аналогов. Их он не спешил показывать даже друзьям магистрам, но теперь другого выхода не было. Некоторые устройства Ланье подключал к своей схеме в жилете, некоторые просто брал про запас. Вскоре все карманы оттопырились, и настал черед сумки. Ридус с трудом припомнил, куда положил ее в прошлый раз, но, вспомнив, выволок ее из-под залежей мешков. Довольно большая и плоская, она немного напоминала чехол для картин, в каких носили свои творения городские художники. Но она не была чехлом, потому на ее подзарядку ушло еще два маленьких глоуба. В сумку отправились наборы для холодной пайки кислотой, пластины, медные жгуты и тубусы с едкими составами. Они содержались в толстых стеклянных колбах, что были вставлены в железные чехлы, и за них Ридус волновался больше всего. Следом отправились готовые наборы инструментов, все пять – готовые к полевым работам. Но, взвесив сумку, Ланье с сожалением вытащил два из них и вернул обратно на полку. И задумался, жадным взором озирая приборы, пылившиеся на своих местах. И лишь потом, когда здравый смысл с трудом возобладал над жадностью, он вернулся к столу.
Без колебаний магистр смахнул со стола груду бумаг, исчерканных рабочими записями. Когда-то они казались откровением, но теперь, когда у него появилась настоящая цель, все идеи выглядели слишком мелко. Ридус осторожно нажал на неприметное пятно на столешнице, и ее значительная часть скользнула в сторону, открыв темный проем. Ланье запустил в него руку и вытащил на стол большую железную коробку, спаянную из нескольких листов. Грубая работа, но надежная. Замок с секретом, собранный самим Ланье, открылся легко, словно только и ждал прикосновения хозяина. Коробка раскрылась, и магистр в задумчивости уставился на ее содержимое. Он сомневался всего лишь миг, а потом, решив идти до конца, начал осторожно вытаскивать содержимое.
Четыре толстых кольца он распределил равномерно – большие пальцы и мизинцы обеих рук. По одному браслету на каждую руку. И лишь потом, очень осторожно, два кольца на средние пальцы, замыкая полный набор.
Почувствовав на руках непривычную тяжесть, Ридус вздохнул. Он очень надеялся, что до этого не дойдет, но как показала жизнь, на случай теперь надеяться нельзя. Он должен быть защищен, что бы по этому поводу ни говорил внутренний распорядок Магиструма. И кодекс, не позволяющий выносить подобные вещи за пределы лаборатории, тоже больше не имел для Ридуса значения. Раз уж он начал нарушать законы, то нужно идти до конца, нет никакого смысла делать это выборочно. Преступив один раз, он все равно становился преступником. Нет никакого смысла обманывать себя.
Вздохнув, Ланье закрыл опустошенную коробку и убрал ее в тайник. Столешница встала на место с легким стуком, и магистру показалось, что он услышал стук молотка, которым будут заколачивать его гроб. Поежившись, Ридус решительно погасил глоуб на столе и в полной темноте начал пробираться к двери.
Добравшись до нее, магистр нашарил на полу свой плащ и натянул его поверх жилета, в первый раз радуясь своей худобе. Вместительный плащ сел идеально и больше не болтался на плечах Ридуса как на вешалке. Привычным жестом проверив карманы, магистр прикусил губу. Тубуса с чертежом Небесных Врат не было на месте, и это было очень неприятное чувство. Конечно, он сам предложил оставить его в убежище, – нельзя было рисковать этой драгоценностью. Если Ланье попадется, у остальных должен оставаться шанс довести дело до конца. Но за последние дни Ридус так привык к тяжести в скрытом кармане, что сейчас ощущал себя так, словно лишился пальца или, по крайней мере, зуба.
Тихо выругавшись, магистр бесшумно отпер замок, открыл дверь и осторожно выглянул в коридор. Пусто. Стараясь не шуметь, Ланье вышел в коридор и прикрыл за собой дверь. Потом, на цыпочках, сжимая в одной руке трость, а в другой сумку, он быстро пошел в темный конец коридора, обратно к малым лифтам. Ридус запретил себе оглядываться, и все же, заворачивая за угол, невольно бросил взгляд назад. И замер.
Дверь Боргаса была плотно закрыта. Значит, магистр вставал и выходил в коридор. Заметил ли он свет в лаборатории соседа? Наверное, нет, с облегчением сообразил Ланье. Иначе бы не преминул постучаться, чтобы поболтать. Похоже, Боргасу надоело сидеть над очередным проектом, и он просто ушел домой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:41

Но почему этого не было слышно?
В другое время Ридус ни на секунду бы не задумался над такой ерундой. Ушел так ушел. Но сейчас, когда ему казалось, что за ним охотится весь мир, его сердце пропустило один удар. Закусив губу, Ланье бросил взгляд в темный коридор, что вел к лестнице, по которой он поднимался пару минут назад. Потом он взглянул на закрытую дверь лаборатории Боргаса. И, развернувшись, двинулся дальше, в самый отдаленный угол этажа, откуда вниз вела крохотная лестница для уборщиков. Теперь его путь вниз займет намного больше времени, чем планировалось раньше. Но Ридус не хотел рисковать. Он собирался ограбить самое неприступное хранилище мира, хранилище Магиструма, и будь он проклят, если не подготовится к этому как следует.
* * *
Всю дорогу до квартала Волшебников Верден оглядывался на ходу, всматриваясь в подозрительные тени. После вечерней схватки ему везде мерещились убийцы. Маг понимал, что это просто усталость, что просто нужно отдохнуть, но не мог ничего с этим поделать. Ему нужно идти вперед, чтобы найти эту дурацкую книгу о путешествиях в запретные земли.
Перед выходом Альдер принял эликсир бодрости, причем это была уже вторая доза за вечер. Ему уже пришлось сегодня побегать по городу, сражаться, спешно отступать… Без дополнительной поддержки он давно бы свалился с ног. Конечно, чуть позже придется за это расплатиться – накатит такая слабость, что невозможно будет шевельнуть рукой. Главное, вовремя принять очень малую дозу горькой коры, чтобы не дать организму окончательно расклеиться после перенапряжения. Одна доза бодрости – это еще куда ни шло. Но две – уже перебор. Не говоря уже о том, что в последние дни Вердену приходилось уже не раз прибегать к бодрящим лекарствам, подхлестывая свое тело, как выдохшуюся лошадь. Сейчас он был бодр и полон сил, но ему уже начали мерещиться тени. Еще немного, и мания преследования обострится – глаза начнут замечать то, чего нет, а любой звук для обостренного слуха станет непереносимо громким. И все же сейчас Альдер был готов допить остатки эликсира – лишь бы поскорей разыскать эту проклятую сказку и убраться подальше из города.
Пробираясь темными закоулками к улице, где жили беженцы из Малефикума, Верден отчаянно жалел о том, что не может прибегнуть к магии. Ему до жути хотелось знать, чем кончилось сражение беглеца с магами Ордена Историков. Он мог легко воспарить над городом, найти место боя и изучить следы, оставленные магией. Но Верден был твердо уверен, что добром это не кончится. Конечно, оставался шанс, что беглец одолел преследователей, превратив их в горстки пепла. В таком случае Альдеру ничего не грозило. Но очень может быть, что преследователи все еще прочесывают город в поисках самого Вердена. В таком случае, стоит ему только высунуть нос за пределы человеческого тела, как его размажут по мостовой. Нет, на сегодня Альдер решил завязать с магией. Одного раза вполне достаточно, благодарю покорно. Придется обойтись обычными силами.
Квартал Волшебников был ему хорошо знаком, Альдер не раз бывал на его узеньких улочках, когда посещал город магистров. И он даже примерно знал, где нужно искать книгу. Поэтому едва он миновал дорогу, ведущую к выходу из города, он сразу свернул в неприметный переулок и по нему вышел на задворки квартала Волшебников.
Ступая по узкой улочке и разглядывая маленькие дома, стоявшие впритирку друг к другу, Верден не мог отделаться от мысли, что здесь живут неудачники. Это место было так не похоже на просторные улицы Малефикума, уставленные каменными особняками, что он только диву давался. Магам нужен простор, они не терпят, когда кто-то может заглянуть в их окошко из соседнего дома. А тут можно не то что заглянуть, можно даже плюнуть соседу в форточку. Так быть не должно. С другой стороны, этот квартал не слишком-то отличался от других кварталов Магиструма. Разумеется, те маги – и не маги, – что покинули Малефикум, просто заселили дома, не перестраивая город под себя. Этого им просто не позволили бы. С другой стороны, все, кто хотел чего-то добиться, уже этого добились и переехали поближе к центру города, в приличные дома. А здесь остались те, кто не смог ничего сделать. Или не захотел.
Остановившись, Альдер огляделся, пытаясь понять, где он очутился. Ему нужен был совершенно конкретный дом, но Верден обычно заходил в квартал с другой стороны и сейчас был вынужден признать, что немного заблудился. Рассмотрев, наконец, далекую голубую искорку над мастерскими, где пачками изготовлялись фальшивые амулеты, он понял, что забрел совершенно в другую сторону. Поджав губы, он развернулся и двинулся обратно. Придется сделать крюк, но зато теперь он знал, куда нужно идти. Вот если бы можно было хотя бы сосредоточиться над кристаллом, ему не пришлось бы блуждать по этим темным лабиринтам, воняющим плесенью и мочой. Нет. Об этом думать нельзя. Никакой магии.
Вздохнув, Верден побрел дальше, выбросив из головы опасные мысли. Нужно было подумать о чем-то другом. Например, о том, что чертеж Небесных Врат остался в проклятой каморке. Конечно, он согласился оставить его там, в безопасности. Но только после того, как его предложение забрать свиток самому встретило яростное сопротивление механика. Да, парень был не промах. Впрочем, Верден не особо и настаивал. Он прекрасно понимал, что в одиночку он ничего не сможет сделать. Если раньше он планировал отобрать свиток у лопуха-магистра, то теперь он знал, что без новых знакомых ему не обойтись. Даже если свиток окажется у него, то ничем хорошим это не кончится. Он не знал, где взять глоубы, и понятия не имел, как заставить работать механизмы Врат. Конечно, если бы у него было лет пять в запасе, он, пожалуй, смог бы в конце концов разобраться в этом. Но у него не было пяти лет. Даже пяти дней. Верден очень остро ощущал, что все должно закончиться в самое ближайшее время. Или они найдут Врата и растрезвонят об этом на весь мир, так чтобы это уже никогда не удалось бы скрыть, или их найдут маги Тайного Ордена. Не эти два, так следующие, что пришлют им на замену. И тогда не важно, у кого будет чертеж, – в сырую землю лягут все.
Зябко поежившись, Верден пошел быстрее, кутаясь в толстый плащ, уже намокший от ночной сырости. Не стоит привередничать – пока все идет хорошо. У него есть чертеж, есть два помощника, и он все еще жив. Нужно только найти книгу, и все станет просто замечательно. Беда в том, что книги может и не оказаться в квартале Волшебников. Верден не стал говорить об этом магистру и механику, но сам он подозревал, что найти сказание будет труднее, чем кажется. Это ведь не исторический документ, не книга заклинаний, не справочник, в конце концов. Это просто книга, детская сказка о том, как один маг ходил в запретные земли – видимо, в Пустошь, – и каких чудовищ он там встретил. Верден читал эту историю в детстве и сейчас плохо помнил, в чем там суть. Кажется, бедняга маг, намаявшись в дороге, с радостью вернулся домой, так и не найдя того, что искал. Что там он искал? Кажется, какую-то блестящую сферу, что выполняла все желания. Благие небеса, ну кому могло прийти в голову зашифровать текст с помощью детской сказки? Да, номера страниц, номера строк, номера букв… Это даже не шифр, а так, мелочи, но ведь это кто-то учил наизусть. Кто мог заняться подобной ерундой?
Ответ был таким простым, что Альдер остановился, почувствовав, как у него перехватило дыхание. Кому это могло понадобиться? Ну, например, автору книги, которую он написал специально, чтобы скрыть собственную, совершенно отдельную историю. Этой истории лет триста. Как раз подходит. Это что же получается? Некий маг отправился в Пустошь за могущественным артефактом, ничего не нашел, вернулся домой и написал глупую историю о своих скитаниях. Или тайную историю о том, что он все же нашел эту проклятую штуку, что должна была исполнить его желания?
Помотав головой, Верден быстро зашагал в темноту. Ему очень не понравились эти намеки. Он ведь тоже маг и собирается в Пустошь за могущественным артефактом. Он ищет то, что должно выполнить его желания. Очень неприятно осознавать, что этим путем уже кто-то прошел до него. Что его ждет? Доведется ему вернуться обратно и написать новую книгу сказаний о путешествии в запретные земли? Или… Куда, кстати, подевались все те, что прочитали эту дурацкую историю и отправились в дальний путь?
Глупости – оборвал сам себя маг, сердито хмурясь на ходу. Чепуха. Простое совпадение. Главное – не дать себя запутать. Так часто бывает, когда подгоняешь факты под свою версию. Тут главное вовремя это понять и прекратить искать то, чего нет, там, где этого никогда не было. Да, верно. Будем работать с фактами, оставив все старые легенды в стороне. Только так.
Расправив плечи, Верден решительно направился в сторону маленького дома, что приютился между двумя каменными домами. Здесь, на неприметной улочке, в самом неприметном доме, жил тот человек, что был ему нужен. Старина Филь – так звали его соседи. Очень спокойный и вежливый старикан, что перебрался в Магиструм два десятка лет назад. Чем он занимается? Всякому известно – все эти двадцать лет он лепит разнообразные амулеты, которые потом продают на Кольцевой улице. Некоторые из них даже работают. Хотя в большинстве своем это просто красивые побрякушки, что производят впечатление на простолюдинов Магиструма и на заезжих лопухов из близлежащих деревень. Старина Филь один из многих. Просто доживает свой век, зарабатывая скромными силами пару грошиков на еду. Мирный старикан, добрый, никогда не сердится, не обижается. Отличный сосед, спасибо, что спросили. Все это Вердену рассказали еще в первый раз, когда он увидел лысого как колено старика с длинной седой бородой. Ему никто бы не поверил, если бы Верден сказал, что видит перед собой малефиканта высшей категории, что мог одним движением брови развалить весь квартал. Старина Филь? Да ну, вы его с кем-то спутали…
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:41

Верден знал, что не спутал. Ему достаточно было просто взглянуть в глаза этому старику, чей портрет висел в школе военных магов. И Фильвер, основатель современной школы боевых магов, знал, что Верден знает. Альдер никому ничего не сказал. Ничего не сказал и старина Филь. Лишь угостил заезжего мага черничным пирогом собственного приготовления. И пригласил заглядывать в гости, если Верден еще раз появится в Магиструме. Альдер и заглядывал.
Только на третий раз он поверил в то, что Филь доволен своей жизнью. Он не скрывался, не прятался, просто жил так, как ему хотелось. Он досыта наелся интригами магов и больше не мог видеть человеческие страдания. Он поклялся никогда не пользоваться боевой магией после стычки на границе, что случилась без малого полвека назад. Фильвер ничего не рассказал об этом Альдеру. Просто сказал, что после этого он перестал верить в то, что магия может принести добро людям. Верден уже после навел справки об этом инциденте, что был, кстати, засекречен дальше некуда. Подробностей он так и не выяснил, но в записях говорилось о двух сотнях трупов и о чуть не начавшейся третьей войне между Механикумом и Малефикумом. Так получилось, что старина Филь больше не верил в магию. Но от этого не стал меньше знать о ней. И сейчас вся надежда была только на него. Если у кого в этом проклятом городе и остались детские книги магов, так это у него – у доброго седобородого дедушки, что угощает прохожих пирогами и пускает с ребятней воздушных змеев.
Остановившись у знакомого деревянного крыльца, прикрытого дощатым навесом, Верден нерешительно поднял руку. Стоит ли вмешивать в это Фильвера? Что, если за Верденом все-таки следят и он приведет погоню к самому порогу старины Филя? Что, если те маги по ошибке нападут на старика? После минутного размышления Альдер решил, что в таком случае эти дураки будут виноваты во всем сами, и их смерть не ляжет на его совесть темным пятном.
Сжав кулак, он решительно постучал в дверь. Она тотчас распахнулась, словно хозяин давно ждал гостя. Альдер чуть не отпрыгнул в сторону, но успел заметить знакомую седую бороду, что выплыла из темноты, словно клок облака.
– Здравствуй, Альдер! – добродушно произнес старина Филь, один из сильнейших магов, живших на земле. – Заглянул, наконец, к старику?
– Да вот, – смущенно откликнулся Верден, – проходил мимо и заглянул…
– В два часа ночи? – ласково осведомился седобородый маг.
Альдер откашлялся и развел руками.
– Заходи, – велел Фильвер, распахивая дверь. – Книга ждет тебя.
Верден был готов поклясться, что в этот момент все волосы на его теле встали дыбом. Даже те, что были сбриты неделю назад. И все же он медленно шагнул вперед, в темный провал двери, ступая навстречу тому, что совсем недавно назвал глупостями.
* * *
Увидев знакомый фонарный столб на перекрестке, Конрад тронул извозчика за плечо. Тот послушно натянул вожжи, и двухколесный экипаж остановился под аккомпанемент недовольного фырканья пегой лошадки. Механик легко спрыгнул на мостовую, обернулся и сунул извозчику полмарки. Тот молча принял деньги, подхлестнул кобылку, и экипаж тронулся с места.
Штайн проводил его взглядом. Копыта звонко цокали по мостовой, колеса скрипели, и это были единственные звуки, нарушавшие тишину. Когда они стихли в темноте, Конрад повернулся к фонарю, подошел к нему ближе и взглянул на темную улицу, которую они покинули всего несколько часов назад. Здесь было пусто и темно. Жители ближайших домов спали, и здания высились темными скалами, скрывавшими ущелье опасной улицы. Конрад поежился – ночь выдалась прохладной – и осторожно зашагал в сторону пансиона.
Он ожидал увидеть все, что угодно, – только не темную и спокойную улицу, спящую тихим сном. Несколько часов назад здесь развернулось настоящее сражение. Да, они бежали, но на камнях остались тела. Конрад твердо знал, что уложил одного из бандитов. А маг – двоих на крыше. Остальные могли выжить и сбежать, но оставшиеся трупы не могли просто валяться на улице. Случись такое в Механикуме, сейчас бы на этой улице было очень людно. Муниципальная охрана, военный патруль, медики… Улицу бы осветили, трупы описали, а охрана опрашивала бы жильцов. Такая схватка не прошла бы незамеченной. Но здесь…
Рассмотрев знакомый решетчатый забор, Штайн принялся озираться по сторонам, всматриваясь в темные углы. Нет. Трупов не видно, их явно успели убрать. Но почему здесь больше никого нет? Пройдя еще несколько шагов, Конрад был вынужден признать, что Верден был прав. Он сразу сказал, что у Стражей Магиструма сегодня будет работа в другом месте. Сам Штайн не видел схватку магов, но верил Альдеру на слово. В самом деле, битва трех сильнейших магов посреди города должна была привлечь все внимание охраны. А эта ночная потасовка, видимо, сразу ушла на задний план. Трупы, конечно, забрали. Но все внимание сосредоточено на другой улице, той, что, по словам мага, должна сейчас представлять месиво из расплавленного камня. И опять этот громила прав – сейчас лучшее время, чтобы осуществить задуманное. В ближайшие часы на пару беглецов никто не обратит внимания, стража слишком занята другими делами. А вот завтра, может быть, возьмется за расследование ночного нападения всерьез.
Конрад невольно замедлил шаг, нащупывая пистолет за поясом. Маг. Он не так прост, как кажется. Альдер Верден тот еще тип. Очень уж вовремя он появился на улице. Слишком удачно, чтобы оказаться простым совпадением. Но там, где Ридус видел знак судьбы, Конрад видел трезвый расчет. Он не верил магу. И пусть Ланье убежден в том, что это действие пропаганды, что веками заставляла механиков верить в злобных магов. Дело не в пропаганде, вовсе нет. Просто Конрад прекрасно знал таких типов – самоуверенных, деловитых, расчетливых.
Стоит только взглянуть на этого Вердена, как сразу становится ясно, этот тип печется только о своих интересах. Но вот в чем штука, – сейчас их интересы совпадают. Штайн был уверен, что маг тоже хочет найти и открыть Врата. И это у него не получится без помощи механика и магистра. Значит, сейчас они на одной стороне. Но что будет после? Что сделает Верден, когда Небесные Врата откроются? Нужно будет присмотреть за ним. И предупредить Ланье – магистр так наивен и доверчив, что порой напоминает ребенка. В общем-то, он и есть большой ребенок, навсегда оставшийся в школе, отгородившись от внешнего мира стеной знаний. Ума ему не занимать, но простого жизненного опыта все же не хватает. Быть может, это и к лучшему.
У решетчатой калитки Конрад остановился, мрачно рассматривая темное крыльцо с потушенным фонарем. Сколько же сейчас времени? Может, все-таки с визитом в пансион нужно было подождать до утра? Кто его пустит сейчас в дом, он просто гость, не постоялец. По-хорошему, надо было дождаться Ланье и уже с ним заглянуть в пансион. Но маг прав и тут – времени нет. Никто, кроме Ридуса, не может проникнуть в здание Магиструма и забрать глоубы. И это надо сделать сейчас, пока все заняты ночной битвой магов. А забрать чемодан из пансиона старушки может и механик Штайн. Причем забрать свой собственный чемодан, свои вещи, что необходимы для реализации проекта. Это – его вклад в общее дело.
Разгладив складки на плаще, Конрад попытался открыть калитку. Та глухо лязгнула, но не поддалась. Заперто. Штайн дернул еще раз, потом еще и в растерянности начал шарить руками по решетке. Здесь должен быть рычажок или кнопка… Нашарив ручку звонка, механик с громадным облегчением потянул за нее.
За мутным стеклом двери на крыльце зажегся огонек. Конрад тотчас прекратил терзать калитку и выпрямился, стараясь принять вид беспечный и независимый. И вовремя – дверь распахнулась, и на крыльцо вышел человек, держащий в руке старый фонарь со свечой. В его свете Конрад разглядел седую бороду и бакенбарды. Он уже видел их сегодня. Кажется, это был привратник пансиона.
Старик неспешно спустился по ступенькам и зашаркал по выложенной камнями дорожке к воротам. У самой решетки он поднял фонарь повыше, стараясь осветить припозднившегося гостя.
– Кто здесь? – требовательно спросил он.
– Конрад Штайн, – откликнулся тот, подавшись вперед. – Механик, гость магистра Ланье.
– Господин Штайн? – старик придвинулся поближе к решетке и прищурился. – О, это действительно вы! Что случилось? Вы не знаете, где господин Ланье? Тут такое творилось…
– Да, я знаю, – быстро откликнулся Штайн. – Ланье сейчас в Магиструме. Мы едва успели сбежать, когда на улице началась драка, и долго не решались возвращаться. Но сейчас нам необходимы инструменты. Мне нужно забрать мой чемодан – помните, я пришел с ним днем?
– Да, конечно, господин Штайн, – откликнулся старик, доставая из кармана связку ключей. – Одну минуту, будьте любезны.
Он быстро отпер замок и распахнул перед гостем калитку. Конрад немедленно проскользнул во дворик и заторопился к крыльцу, чтобы не привлекать внимание соседей. Привратник, закрыв калитку, зашаркал следом. Штайн подождал его на ступеньках, и старик первым вошел в пансион, пригласив механика следовать за ним. Закрывая за гостем дверь, он сказал:
– Ужасная ночь! Надеюсь, вы с магистром Ланье не пострадали? Такое несчастье…
– Нет, с нами все в порядке, – отозвался Штайн, осматривая пустой холл, что был освещен лишь парой свечей на столике.
– Что там случилось? – спросил привратник.
– Засада, – коротко отозвался Конрад, посматривая на лестницу, ведущую на второй этаж, к комнате Ланье. – Наемные убийцы за кем-то охотились. Но мы, разумеется, не стали выяснять, что к чему.
– Да, конечно, – согласился старик. – Лихие настали времена. Про магов-то слышали? Вся стража нынче на Цветочной, разбираются, что произошло.
– Мы слышали, что там было сражение магов, – осторожно ответил Конрад. – Но никаких подробностей не знаем. Магистр Ланье сейчас так увлечен делом, что не отвлекается ни на что.
– Да, да, – подхватил привратник. – Магистр часто работает по ночам, увлекается так, что даже завтрак пропускает. Значит, теперь вы работаете вместе?
– Уважаемый, – мягко сказал Конрад, потерявший терпение. – Я очень спешу. Магистр Ланье ждет инструменты. Можно я заберу свой чемодан?
– Конечно, господин Штайн, – привратник, надеявшийся узнать что-нибудь интересное, едва заметно вздохнул. – Пойдемте. У меня есть ключ от комнаты магистра Ланье.
Старик зашаркал к лестнице, и Конрад, едва удержавшись от грубого ответа, последовал за ним. Поднявшись по деревянной лестнице, чьи ступеньки испускали пронзительные скрипы, они вышли в коридор. Привратник медленно двинулся дальше по коридору, в правое крыло, и Конраду не оставалось ничего иного, как плестись следом. Будь его воля, он бы бежал, но, увы, поторапливать старика было невежливо.
Они прошли вдоль длинного ряда дверей, из-за которых не раздавалось ни звука. Постояльцы, видимо, давно видели десятый сон, и Конрад невольно позавидовал им. Он отказался пить подозрительное зелье мага, и теперь, когда его глаза слипались, пожалел об этом. Ланье после напитка стал выглядеть намного бодрее, чем раньше.
У одной из дверей старик остановился, и Штайн замер. Он, пожалуй, не отличил бы ее от соседней, хотя совсем недавно здесь побывал. Привратник же тем временем снова достал связку ключей, отпер дверь и распахнул ее перед механиком.
– Входите, – пригласил он. – Сейчас я разберусь с освещением.
Конрад осторожно ступил в темноту и сделал несколько шагов к тому месту, где, по его предположениям, должен был находиться стол. Привратник захлопнул дверь и поднял повыше свой фонарь, что был не в силах осветить всю комнату и лишь выхватил из темноты пару рваных теней.
– Сейчас, – сказал старик за спиной Конрада, что пытался высмотреть в темноте свой чемодан. – У магистра Ланье есть собственный осветительный глоуб. Но мы, конечно, никогда не прикасаемся к нему. Тут где-то есть подсвечник, сейчас я его найду…
Штайн подошел к столу и нагнулся, осматривая пол. Он твердо помнил, что оставил чемодан где-то здесь. Но его не было! Неужели кто-то из персонала убрал его? Возмутительно!
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:41

Конрад, кипя от гнева, начал выпрямляться, и в тот же момент услышал глухой стук. Свет фонаря заметался по комнате, и Штайн, не раздумывая, бросился к окну, но крепкая рука схватила его за плечо, опрокинула на пол. Конрад вскрикнул, но на него тут же кто-то навалился. Рот зажали широкой ладонью, чуть не свернув набок нос, а руки завернули за спину, заставив лечь на пол. Скосив глаза, Штайн увидел перед собой сапоги. Хорошие армейские сапоги, начищенные до блеска. Вывернув шею, он взглянул вверх, на их хозяина, и глухо застонал.
– Здравствуйте, Штайн, – ласково сказал капитан Вальц, покачивая фонарем, который сжимал в руке. – Вот мы и встретились снова.
* * *
Путь в главное Хранилище Магиструма пролегал через подвал. На самом деле входов было несколько, и все они охранялись. Ридус превосходно знал об этом и даже не собирался спускаться на подземные этажи. Он бывал в Хранилище, вернее, в одном из его отделений, там, где хранились ценные, но далеко не самые секретные разработки, и знал, что пройти по узкому коридору мимо поста Стражей Магиструма невозможно. Поэтому он надеялся на другой путь, не столь очевидный, но вполне доступный. Для магистра.
Хранилище не случайно помещалось в подвалах, это было самое загадочное и таинственное место огромного здания, куда имели право входить далеко не все обитатели самого Магиструма. Здание строилось несколько десятилетий, потом неоднократно надстраивалось, расширялось и переделывалось. И лишь подвалы, заложенные еще основателями города, оставались неизменными. И они всегда очень хорошо охранялись. Ходили слухи, что под землей скрываются помещения, по размерам не уступавшие наземной части Магиструма, но Ридус в это не верил. Точно он знал одно – хранилищ несколько, и большая часть из них связана между собой тайными ходами.
К счастью, Ланье не интересовали секреты вековой давности, ему просто были нужны глоубы высокой емкости, что содержались в самом ближнем к поверхности хранилище – фактически на обычном складе, который охраняли всего пара Стражей. Именно там Ридус брал сложное оборудование для своих экспериментов – с разрешения руководителя кафедры, конечно. Он показывал пропуск, потом заходил внутрь, и дежурный хранитель выдавал ему по списку необходимые вещи. Все было просто. Тогда, но не теперь.
Спустившись на первый этаж, Ридус в полной темноте пересек огромный обеденный зал и остановился у двери, ведущей в подсобные помещения. Там обычно хранились все спортивные инструменты – от тренировочных мечей Стражи до скакалок, с помощью которых преподаватели пытались хоть немного размять засидевшихся на лекциях учеников.
Замок был простейшим, и Ланье справился с ним без труда – просто отжал дверь в сторону и сдвинул язычок длинным лезвием лабораторного ножа. Тихонько протиснувшись в приоткрытую дверь, Ридус прикрыл ее за собой и потер край широкого браслета на левой руке. Крохотный глоуб, вставленный в металл, зажегся призрачным голубым светом, осветив длинную комнату с низким потолком.
Стараясь не касаться стоек с расставленными на них инструментами, магистр быстро прошелся по комнате и остановился у едва заметной двери, скрывавшейся в самом дальнем углу. Замок на ней был еще проще, и Ланье потратил на него всего пару секунд. Когда он щелкнул, магистр осторожно открыл дверь так, что ржавые петли даже не скрипнули. И уставился на крохотную каморку, чью большую часть занимал огромный жестяной короб, уходящий в стену.
Вентиляция – это было именно то, что искал Ридус. Подвалы не могли проветриваться естественным путем, им нужна была система вентиляции, которую, по древнейшему правилу, чистили самые младшие ученики Магиструма. Конечно, в самые секретные места их не допускали, но значительная часть воздуховодов, что вели в подвал, полностью обслуживалась учениками и подмастерьями.
Ридус не раз попадал в команду очистки – в основном за свой слишком непоседливый нрав и за драки с товарищами, которые не упускали случая напомнить новичку, что он всего лишь сын часовщика. Конечно, это было очень давно, в первый год обучения. Потом Ланье научился не реагировать на оскорбления и решать конфликты мирным путем. Но он до сих пор помнил лабиринты огромных труб, по которым он, как самый тощий из команды, должен был протискиваться, счищая с жестяных стен грязь и плесень. И выковыривать из железных решеток дохлых птиц и крыс.
Вздрогнув, Ланье постарался отогнать неприятные воспоминания. Он до сих пор помнил этот проклятый запах… Выругавшись, магистр присел на корточки и принялся копаться в сумке. Он беспокоился только об одном – лишь бы ничего за это время не изменилось. Если систему воздуховодов переделали, то у него нет ни одного шанса проникнуть в подвал. Но это же Магиструм. Тут ничего не меняют веками, здесь не одобряют новаторство – по крайней мере в том, что касается самих построек. Все должно пройти хорошо, если те чертежи, что он видел год назад, не лгут. Они не могут лгать. Это Ридус повторял себе уже несколько часов, надеясь на то, что это станет истиной.
Посветив на хронометр, Ланье вздохнул. Время уходило, нет, оно убегало прочь, как испуганная лань. Пора было начинать.
Стиснув зубы, Ридус вытащил из сумки пару медных жил, покрытых каучуком, и присоединил их к разъемам в жилете. Потом вытащил из рукава пару тонких проводов и вставил их в едва заметные дырочки в кольцах. А потом сделал то, что непосвященному казалось волшебством.
Вытянув вперед руки, Ланье двинул указательными пальцами, и оба широких кольца расслоились, раздвинулись наподобие подзорной трубы. Вскоре они полностью скрыли пальцы, и магистр обзавелся двумя металлическими когтями из гибких пластин. Вздохнув, Ридус подался вперед, приставил когти к жестяному боку воздуховода и быстро нарисовал большой круг. Сноп искр, вылетевших из-под когтей, осветил его лицо, а на воздуховоде появились светящиеся следы. Задержав дыхание, Ланье быстро отсоединил провода, сложил когти, превратив их обратно в толстые кольца из сотни пластинок. К этому времени бок воздуховода уже остыл, и Ридус, не боясь ожогов, смог надавить на него рукой.
Вырезанная часть, круглая, как крышка от котла, легко подалась и едва не свалилась внутрь огромной трубы. Ланье успел ее подхватить и чуть не порезал пальцы о ее зазубренные края. Тихо бранясь, он вынул ненужный кусок метала, отставил его в сторону и по пояс влез в образовавшийся лаз.
Внутри трубы было темно и холодно. Но едва заметный приток свежего воздуха подсказал магистру, что воздуховод работает, и вполне активно. Он опустил пониже руку с браслетом, но света глоуба не хватало, чтобы осветить дно. Оно было рядом – Ридус прекрасно помнил это место. И все же, забрав сумку и спустив ноги в темную дыру, он почувствовал себя так, словно собирался прыгнуть в пасть чудовища.
Если бы у него было больше времени, он нашел бы какую-нибудь веревку, привязал бы к ней браслет с глоубом и опустил его пониже. Или лучше привязался бы сам, чтобы подстраховаться. Но время… Выругав себя за нерешительность, Ланье спрыгнул в темноту.
Он падал целую вечность. За это время перед глазами пронеслась вся жизнь. Магистр успел вспотеть, покрыться холодным потом и вознести краткую молитву всем разнообразным богам, в которых никогда не верили в просвещенном Магиструме.
А потом его ноги ударили в железный пол, и Ланье с размаху сел на зад, больно ударившись локтем и расцарапав спину. Ошеломленный ударом и болью, он завозился в тесноте трубы, на миг запаниковав. Но потом, нащупав боковой проход, успокоился и, вспоминая уроки физического развития, медленно выдохнул. И вдохнул. И выдохнул. Пульс, барабанной дробью стучащий в висках, успокоился, и только тогда Ланье вновь зажег глоуб на запястье.
В его зыбком свете магистр рассмотрел черный провал воздуховода, что находился чуть ниже его лица. Рассматривая ход, по которому ему предстояло попасть в лабиринт, Ланье недовольно поджал губы. Лаз оказался меньше, чем ему помнилось. Намного меньше. Все верно – тогда, много лет назад, он был худым, как щепка, подростком. А теперь… теперь он худой, как щепка, магистр.
Завозившись в темноте, Ридус снял плащ и толстый жилет. Обернув их вокруг сумки, он получил толстый ком, который без колебания засунул в черное жерло вентиляционного хода. После чего осторожно просунул в него голову и начал осторожно втискиваться в узкий лаз.
Здесь было тесно, но можно было двигаться, толкая перед собой ком из одежды. Ридус попробовал продвинуться вперед, и у него это без труда получилось. Издав стон облегчения, он двинулся вперед, стараясь не шуметь.
Минут через пять он понял, что все идет как нельзя лучше. Ползти оказалось намного легче, чем он предполагал. И когда Ланье миновал два узких хода, ведущих в сторону, он, наконец, поверил, что его план удастся. Теперь нужно было просто следить за поворотами и изгибами трубы, чтобы не заблудиться в лабиринте воздуховода.
Сосредоточенно сопя и считая повороты, Ланье продвигался вперед до тех пор, пока не почувствовал, как в спину ему ударил поток воздуха. Здесь в одном из ответвлений стоял вентилятор, что гнал воздух в подвал. Теперь ему следовало повернуть направо, в проход, куда ученикам не полагалось заглядывать. Но куда любопытный ученик Ридди Ланье, конечно, заглянул.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:42

Обернувшись, магистр посветил в темноту прохода глоубом, стараясь запомнить это место. Здесь должен был начинаться путь, что приведет его к выходу. Возвращаться в комнатку со скакалками не было никакого смысла. А вот этот огромный воздуховод должен был вывести его за пределы здания Магиструма, подальше от настойчивых Стражей, что могут заинтересоваться плотно набитой сумкой магистра Ланье. Правда, чтобы выбраться отсюда, нужно будет отключить огромный вентилятор, но у Ридуса уже была пара идей, как это сделать.
С трудом развернувшись в темноте, магистр втиснулся в узкий ход, что вел в сторону от основного воздуховода, и начал протискиваться дальше. Здесь было чуть теснее, но Ридус все еще мог двигаться, не уставая благодарить свою худобу.
Путь к вентиляционному люку хранилища занял у него пару минут, что показались магистру веками. И лишь когда его пальцы наткнулись на знакомую решетку в полу воздуховода, он вздохнул с облегчением. Отодвинув в сторону ком одежды, Ридус осветил глоубом решетку.
Она была сделана на совесть – из толстых прутьев сплава, который нельзя было разрезать так же легко, как стенку воздуховода. Но и у нее имелось слабое место – замок, что позволял открывать решетку и запускать внутрь воздуховода команду чистильщиков.
Заглянув сквозь крохотные ячейки решетки, Ридус не увидел ничего, кроме темноты. Отлично. В хранилище никого не было – оно опечатано, и до самого утра сюда никто не войдет. Утром, конечно, явится на службу дежурный хранитель, но к тому времени Ланье будет уже далеко. Если, конечно, справится с этим проклятым замком.
Стянув с руки браслет, Ридус положил его рядом с решеткой, осветив ее край, тот, в который был вставлен замок. Отсюда он выглядел как железная пластина. Ланье знал, что с той стороны, что обращена к хранилищу, на замке есть кнопки с цифрами, что позволяли набирать последовательность кодов. Но Ридус их не знал и знать не хотел – сейчас ему был нужен только доступ к рабочей панели.
Выудив из кома одежды жилет, Ланье осторожно вытащил из кармана коробочку преобразователя и подключил его к системе глоубов. Потом снова растянул кольца, превратив их в длинные когти, подключился к питающей системе и начал пайку.
За несколько минут ему удалось вскрыть панель и добраться до механизма замка. К счастью, здесь не было сигнализации, – в этом Ридус был абсолютно уверен. Стража и замок – достаточная защита для склада, где хранились вещи, ежедневно выдаваемые магистрам для работы. И все же замок тоже был не из простых – он работал от глоуба, что был спрятан в стене и регулярно проверялся охраной. Именно это позволяло механизму помнить коды, а крохотная пластинка с вытравленным заклинанием защищала его от магического воздействия. Именно она и нужна была Ридусу.
Высунув кончик языка и щурясь от света, бьющего в глаза, Ланье склонился над замком, погрузив в него свои рабочие когти. Он быстро нашел пластину и несколькими уверенными движениями исправил код на ней, превратив магическое заклинание в последовательность команд. Потом он отключил замок от глоуба. Он, конечно, не открылся – утратив питание, механизм просто ничего не делал, оставаясь грудой бесполезных железок. Но когда Ланье вернул контакт питания на место, замок тихо щелкнул. Пластина с бывшим защитным заклинанием обнулилась, повинуясь символам, начерченным Ланье. Еще миг он потратил на то, чтобы включить все механизмы замка, а потом резкий щелчок подсказал ему, что тот, потеряв свои коды, открылся. Теперь замок был чист, словно только что вышел из мастерской. Именно это и нужно было Ридусу.
Он быстро убрал свои инструменты, потушил глоуб и потянул решетку на себя. Она не дрогнула. Выругавшись, Ланье потянул сильнее и под скрежетание петель распахнул решетку.
Не веря в собственную удачу, он застыл на краю темной пропасти, тяжело дыша носом. Потом, очнувшись от наваждения, сбросил в темноту одежду и сумку. Потом сел на край, спустил ноги в темноту и повис на руках. И разжал пальцы.
Он упал на ноги, тихо и точно, словно всю жизнь тренировался. Подавив крик восторга, Ридус быстро зажег глоуб, поднял руку и осмотрелся.
Полки, уставленные оборудованием. Энергетический аппарат, больше известный как искусственный маг. Стол с раскрытой книгой регистраций. Все на месте. Это действительно Хранилище Магиструма.
Ланье тихо рассмеялся и тут же вцепился зубами в рукав, пытаясь сдержать неуместное веселье. Ему хотелось петь и кричать от радости – он сделал то, что никому еще не удавалось! И он никогда не сможет похвастать этим перед надутыми болванами с кафедры. Никогда. Если унесет ноги. Взмахнув рукой, Ридус сильно хлопнул себя по щеке, и звонкий шлепок громом разнесся по пустому хранилищу. Медленно выдохнув, Ланье огляделся и, сжав зубы, приступил к работе.
Все вышло очень быстро. Ридус был даже немного разочарован, – на кражу он потратил гораздо меньше времени, чем на дорогу в Хранилище. Ему всего-то пришлось пару минут пошарить по полкам, разыскивая глоубы большой емкости. Они, как полагается, лежали в самом дальнем углу – пыльные и пустые. Три небольших бруска, матово-черные хранилища элементальной энергии, что очень редко требовались для экспериментов. Ридус видел их всего раз и даже тогда удивился, кому они могли понадобиться, эти штуки длиною в локоть. Магистры всегда стремились уменьшить свои творения, сделать их мощными, но миниатюрными, а тут такие громадины. И пусть они могут нести очень мощный заряд, это все равно не понадобится в обычной жизни. А для войны есть совсем другие устройства.
Схватив глоубы, Ланье перетащил их к самому главному секрету Магиструма – к машине, что позволяла заряжать глоубы. Она немного походила на пианино, но внутри не имела ничего общего с музыкальным инструментом. Одно из старейших изобретений Магиструма давно не было секретом. Оно, собственно, имитировало работу мага с энергией, вернее, тот процесс, когда он извлекал энергию из окружающего мира и концентрировал ее в своем теле. Как именно работала машина, Ридус не знал. Он был весьма далек от подобных разработок и лишь отдаленно представлял себе принцип работы механизма, наполовину состоявшего из шестеренок, а наполовину из начертательных заклятий. Все, что ему нужно было знать, он уже знал – куда вложить глоуб и какую комбинацию набрать на панели управления.
Дрожащими от волнения руками Ридус разместил глоубы в приемных гнездах, закрыл крышку и включил машину. Та тихо загудела, и Ланье вздохнул – существовала реальная опасность, что Стражи услышат этот звук и решат проверить Хранилище. Но другого выхода не было. Пробираться после кражи к другим машинам было слишком опасно. Придется ограничится этой и надеяться на то, что если Стражи решат распечатать Хранилище, им придется потратить довольно много времени, чтобы найти магистра, кто разрешит им это.
Панель управления машиной была не так уж проста – десятки кнопок и рычажков усеивали ее блестящую поверхность. Ридус знал все обычные последовательности, но для получения заряда большой мощности нужно было придумать нечто другое. Пошевелив пальцами, Ланье склонился над панелью и принялся переключать рычажки в новом порядке, несясь на волнах вдохновения и догадок. Наконец, сдвинув латунные рычажки мощности зарядки до упора, Ридус повернул переключатель зарядки и утопил в панели кнопку активации. Гул машины изменился – стал более басовитым и энергичным. Зарядка началась, и теперь у Ланье образовалось несколько свободных минут.
Он быстро подошел к дверям Хранилища и, не колеблясь, смахнул со стола хранителя журнал регистраций. Потом обхватил стол и, поднатужившись, оторвал его от пола. Пыхтя и обливаясь пóтом, Ланье вытащил его на середину комнаты, поставив прямо под отверстием вентиляции. Потом сходил в дальний конец Хранилища и принес оттуда небольшую лестницу. Ее обычно использовали, чтобы добраться до верхних полок, но она была слишком коротка, чтобы достать до потолка. Взгромоздив лестницу на стол, Ланье вскарабкался на хлипкую конструкцию и с удовлетворением отметил, что теперь без труда может забраться обратно в вентиляцию.
Стараясь не слишком шуметь, он спустился на пол и собрал свои вещи. Потом вернулся к машине – и вовремя. Утопленная в панели кнопка со щелчком вернулась на свое место, сигнализируя о том, что зарядка окончена. Ридус быстро отключил машину и только потом, когда стих этот надоедливый гул, открыл панель приемника. Перекладывая еще теплые глоубы в сумку, магистр чуть не выронил один из них на пол и успел подхватить его лишь в последний момент.
Зашипев от злости, Ридус сунул его в сумку последним, и, повесив ее на плечо, отправился к столу. Там он задержался и в последний раз оглядел Хранилище. Вряд ли он когда-нибудь еще сюда вернется. Ну и пусть. Вздохнув, Ланье положил сумку на стол и попытался закинуть на него ногу. В этот момент и зажглись глоубы под потолком, заливая Хранилище волной яркого света. Вскрикнув, магистр отпрыгнул в сторону и обернулся. Его сердце заколотилось о ребра, а с губ сорвался протяжный стон. Двери в Хранилище были открыты, а на пороге стояли трое человек.
– Ну-с, Ланье, – угрожающе сказал Великий Магистр Родерик, переступая порог Хранилища, – вам придется очень потрудиться, чтобы объяснить все это. На этот раз вы зашли слишком далеко.
Дрожа, как осиновый лист на ветру, Ридус отступил на шаг, уткнувшись спиной в стол. Из-за плеча Родерика выглядывала острая мордочка Боргаса, а за ним высилась темная фигура Стража с непременным мечом. И, глядя на них, Ланье понял, что другого выхода у него нет.
* * *
– Хочешь пирога? – спросил старина Филь, обернувшись к гостю, что в нерешительности мялся на пороге кухни.
– Пирога? – переспросил Верден и, на секунду задумавшись, решился. – Хочу.
Уже без стеснения он вошел в маленькую кухню и, тяжело протопав по скрипящему старыми досками полу, подошел к столу. Он бывал здесь и раньше, – гостеприимный Филь частенько угощал заезжего гостя чашкой чая. Сегодня, правда, Альдер предпочел бы обойтись без ужина. Ему нужно было поторапливаться, чтобы до рассвета вернуться с добычей в убежище, где его должны были ожидать компаньоны. Но, взвесив все «за» и «против», Верден решил остаться. Книга, похоже, нашлась. А беседа со старым магом дорогого стоит. Да и невежливо отказываться.
Устроившись на своем любимом трехногом табурете, Альдер огляделся. Кухня оставалась все такой же – маленькая комнатка, уставленная шкафами с резными дверцами. На столешнице все те же царапины, в углах развешаны связки трав, у стены – маленькая железная печка, от которой волнами расходится жар. Старик как раз колдовал над печью, пристраивая на ней закопченный чайник. Рядышком стоял маленький столик, на котором были разложены ножи и ложки. Здесь все дышало уютом и покоем, и это всегда поражало Вердена. Неужели и в душе старого мага такой же мир и покой? Это отражение его внутреннего мира или недостижимая мечта о покое, к которой он стремится всем сердцем? У Альдера не было ответа на этот вопрос. Но внезапно ему захотелось иметь такую же маленькую и уютную кухню, где он мог бы неторопливо перебирать чашки, нарезать пироги и ждать гостей. Не замок, не дворец, не башню на берегу моря. Кухоньку, дышавшую покоем.
Сглотнув, Альдер обернулся к магу, но тот опередил гостя – ловко развернувшись, поставил перед ним тарелку с нарезанным румяным пирогом.
– Угощайся, – велел Фильвер, и маг, словно повинуясь приказу, взял самый большой кусок.
Не успел он откусить пирога, как перед ним появилась огромная белая чашка с густым, пахнущим травами, чаем. Альдер попробовал чай – как всегда, не горячий и не холодный. Как раз в меру, чтобы начать пить.
– Не стесняйся, – подбодрил его старый маг, усаживаясь на соседний стул и ставя перед собой такую же огромную чашку. – Ужинай. Тебе нужно подкрепиться.
Верден поперхнулся пирогом, закашлялся и сделал огромный глоток из кружки. Когда он отдышался и взглянул на старика, тот улыбался в седую бороду, а на столе, рядом с его чашкой, лежала тоненькая книжица в обложке из коричневой кожи. Верден со стуком поставил чашку на стол и впился взглядом в книгу.
– Это она? – тихо спросил он.
– Да, это сказание о путешествии в запретные земли, – безмятежно ответил Филь. – Ведь ты ее искал?
– Да, – признался Верден. – Но как вы узнали…
– О, это было ясно, – отмахнулся старый маг. – На днях меня попросили разыскать ее. Один старый друг. Но он так и не пришел за книгой, зато в городе началась такая магическая возня, что я понял – рано или поздно за ней придут.
– Старый друг? – Альдер насторожился. – Вас просили найти эту книгу? Кто?
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:42

– Один из магистров, – неопределенно отозвался Фильвер, – вряд ли ты его знаешь.
Верден с облегчением перевел дух – значит, это был не беглец и не те, кто охотится за ним. Уже легче. А потом внезапно он понял – кто.
– Тьен Ризанос, да? – спросил он. – Это он просил вас найти книгу?
Старый маг помрачнел, поднял чашку и сделал большой глоток. Его седые брови опустились, и дружелюбный дедушка мигом обратился в грозного старика.
– Да, – ответил он. – Но Тьен так и не зашел за ней.
В голове Вердена вихрем закрутились мысли, складываясь в невероятные завихрения предположений и догадок. Он почувствовал, как земля уходит у него из-под ног, и закрыл глаза от ужаса перед пропастью, над которой он только что повис.
– Вы знаете, да? – спросил он, не открывая глаз. – Фильвер, вы же знаете, зачем нужна эта книга?
– Знаю, – без тени смущения признался старый маг. – Как же иначе. Бедняга Тьен был так одержим этой идеей, что я порой еле удерживался от подсказки.
– Вы были там, – резко бросил Верден, уже не спрашивая, а обвиняя. – Были у арки, так?
– Был, – не стал отпираться Фильвер.
– Что там? – жадно спросил Альдер, раскрывая глаза и впиваясь взглядом в загорелое лицо старика.
Фильвер задумался, медленно отхлебнул чаю, посмаковал его и тихо крякнул, словно борясь с искушением.
– Там искушение, – тихо сказал он. – Для каждого свое. Твоя судьба, Верден, только в твоих руках.
– Арка действительно исполняет желания? – жарким шепотом спросил Верден. – И что вы попросили?
Старик не ответил. Он снова отхлебнул чаю и обвел взглядом маленькую и тихую кухню.
– Это? – ужаснулся Верден, проследив за взглядом старика. – Вы попросили все это?
Фильвер поставил чашку на стол, расправил плечи и взглянул прямо в глаза гостю.
– Твой путь ты должен пройти сам, – сказал старый маг. – Он твой и только твой. И выбор, который ты сделаешь, будет только твоим. Не обвиняй в нем ни богов, ни судьбу. Ты идешь вперед и принимаешь решения. И принимая их, ты принимаешь и все последствия этих решений. Ты – а не судьба, не боги, и не весь остальной мир. Это твоя дорога, Альдер Верден, и тебе решать, где свернуть, а где пойти прямо.
Привстав, старый маг взял тонкую книжку и, перегнувшись через стол, сунул ее в руки Вердену. Тот, ошеломленный речью старого мага, неловко вцепился в кожаный переплет обеими руками и прижал свою добычу к груди.
– Я не вмешиваюсь в дела других людей, – тихо произнес маг, опускаясь обратно на табурет. – Я стараюсь не влиять на их выбор. Если меня о чем-то спрашивают, я отвечаю честно. Если меня не спрашивают, я молчу. Пусть каждый сам добивается того, что хочет. Я не помогаю и не мешаю. Теперь. Хватит того, что я сделал раньше.
– Вы ничего не сказали Ризаносу, – хрипло сказал Верден, начиная понимать. – Потому что он не спрашивал у вас про книгу. Но если бы он спросил, вы бы ответили…
– Я бы отдал ему книгу и сказал, что ответ он должен искать сам, – отрезал Фильвер.
– Это жестоко, – немного помолчав, ответил Альдер. – Ризанос всю жизнь искал дорогу к Небесным Вратам.
– У него был ключ к шифру, – ответил старый маг. – Но не было самого шифра. И тут я не мог ему помочь, даже если бы он попросил.
– У меня есть чертеж, – бросил Верден. – И ключ. Что будет, если я попрошу показать мне дорогу?
– Я дам тебе книгу, – улыбнулся маг, – и скажу, что идти по дороге ты должен сам.
– Понятно, – хрипло отозвался Альдер, борясь с диким желанием схватить старика за грудки и вытрясти из него всю правду о том месте, где стоит арка с Вратами. – Но… Вы открывали Врата, мастер?
– Врата здесь, – Фильвер ткнул длинным пальцем в свою грудь, прямо напротив сердца. – Только эти врата ты обязан открыть, хотя бы раз в жизни. Все остальное не важно, Альдер. Совершенно не важно.
– Хорошо, – пробормотал Верден, понимая, что иного от старого мага не добиться. – Я понял.
– Ты не понял, – покачал головой Фильвер. – Но еще поймешь. А теперь иди, Верден. Тебе пора.
Альдер вскинул голову, прислушиваясь к звукам ночного города. Сколько времени он провел на этой кухне? Кажется, совсем немного. А с другой стороны, похоже, что целый век. Пора идти. Его ждут.
Он медленно поднялся на ноги, даже не подумав спорить со старым магом, и неловко поклонился, все еще прижимая к груди книгу.
– Спасибо, мастер Фильвер, – сказал он. – Я буду помнить этот урок.
– Иди, – отмахнулся старик, все так же улыбаясь в бороду. – Просто прими решение и помни, что наивысшее счастье – это то, что решение будет только твоим.
Выпрямившись, Альдер развернулся и молча вышел в прихожую. Там он осторожно переложил книгу в сумку, висевшую на плече, и только тогда распахнул дверь. Спускаясь по ступенькам, он даже не обернулся, сейчас ему было все равно – провожает гостя старый маг или нет. Сейчас он мог думать только о том, что тихая и уютная кухонька, похоже, это недостижимая мечта любого выжившего мага.
Выйдя на середину мостовой, Верден глубоко вдохнул холодный ночной воздух, пахнущий большим городом. Смешавшиеся запахи лошадиного навоза и теплой выпечки неожиданно отрезвили мага, и тот помотал головой. Вот мощный старик! Все извилины заплел. Жил бы он в лесной хижине, давно бы к нему стояла очередь из учеников, ищущих скрытый смысл в самых невинных выражениях старца. И, может быть, самым первым стоял бы следопыт Верден, мечтающий о собственной маленькой хижине.
Маг оглянулся, прекрасно зная, что он увидит. Так и есть – старина Филь, бесшумно появившийся на крыльце, стоял, прислонившись к резному деревянному столбу, и смотрел вслед своему гостю. Верден неуверенно улыбнулся старику. И улыбка застыла на его губах – Фильвер смотрел вовсе не на него. Его взгляд нашел что-то за спиной Альдера, что-то, что привлекло все внимание старого мага.
Верден резко обернулся и сделал шаг назад. Так и есть. Там, в начале узенькой улочки, стояли две темные фигуры. Оба в длинных плащах, капюшоны полностью закрывают лица, руки спрятаны в рукава. Они все же нашли его.
– Вот срань, – выдохнул маг, делая еще один шаг назад.
Он машинально принялся шарить в сумке, пытаясь вытащить жезл, придавленный книгой сказаний. Верден понимал, что это бесполезно – даже с жезлом ему не одолеть этих двоих, но продолжал искать оружие, не желая сдаваться.
Маги одновременно шагнули вперед и начали медленно приближаться к жертве. Они шли не торопясь, вразвалочку, надвигаясь уверенно и неотвратимо, как океанский прилив. Альдер, выхватив, наконец, жезл, застыл на месте, понимая, что бежать бесполезно. Спасительная идея молнией мелькнула в голове, и Верден резко обернулся.
– Фильвер, – выдохнул он. – Помоги!
Старый маг поджал губы и покачал головой.
– Это твое решение, – тихо сказал он. – Прими его последствия.
– Срань, – прошипел Верден сквозь стиснутые зубы, поворачиваясь к преследователям лицом.
Он не собирался сдаваться без боя. Пусть старик отказался помочь, в конце концов, он последователен и логичен в своих поступках. Будет последователен и Альдер Верден. Он никогда не бегал от опасностей и сейчас не собирался умирать на бегу, словно заяц, настигнутый стрелой охотника. Их двое? Пусть. У него есть пара козырей в рукаве.
Когда до магов оставалось десяток шагов, Верден вскинул жезл и стиснул пальцы, выплескивая энергию сквозь кристалл. Синяя вспышка осветила темную улицу, и яркие лучи, ветвясь, протянулись к темным фигурам. Те одновременно вскинули руки, отводя магический удар, и синие молнии Вердена прыснули в стороны, плавя каменные стены домов. Но Альдер, не дожидаясь результатов первого удара, вскинул левую руку, толкнул от себя невидимый шар и гортанно вскрикнул. Воздух перед ним вскипел, заискрил, и по улице навстречу магам покатилась волна багрового пламени. Это заставило их остановиться и вытянуть вперед руки, чтобы блокировать заклятие врага. Огненный вал накатил на магов, захлестнул их с головой и скрыл от глаз Вердена. Тот, не отрывая глаз от пылающего костра, появившегося на месте магов, схватил жезл обеими руками, вскинул над головой и проревел заклинание, заставившее вздрогнуть стекла в окнах домов. Огромная ветвистая молния с оглушительным треском пала с темного неба, ударив в стену пламени и заставив ее вскипеть синим огнем. Из окон на улицу посыпались разбитые стекла, а расплавленный камень мостовой разлетелся в стороны пылающими каплями.
Верден уронил обессилевшие руки и согнулся пополам, жадно хватая горячий воздух раскрытым ртом. Он уперся руками в колени и поднял голову, всматриваясь в кипящий огненный шар, освещавший улицу подобно маленькому солнцу. Альдер знал, что сделал все, что мог. Хватит ли этого?
Не хватило. Огненный смерч осел, распался на несколько больших кусков, а потом и вовсе рассыпался мелкими искрами, открыв темные фигуры, что стояли на оплавленных камнях мостовой. Верден со стоном выпрямился, поднял дрожащие руки и попытался сплести заклятие воздушного щита. Но не успел: маги шагнули вперед, и тотчас в Альдера ударило невидимое заклинание силы, – словно кулаком под дых. Верден успел блокировать его, отвести в сторону, но маги сделали еще один шаг, и сыщик почувствовал, как по его телу скользят невидимые жгуты магии, пытаясь спеленать его по рукам и ногам. Все ясно – он нужен был им живым. Маги могли в любой момент прикончить ослабевшего противника, но предпочли пленить его. Альдер рвал невидимые путы в клочья, пытался отмахиваться от них, но вязкие жгуты постепенно захлестывали его, становясь все тверже и тверже.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:43

– Суки, – захрипел Верден, кося глазом в сторону Фильвера, застывшего на крыльце словно статуя. – Ну, давайте…
Словно отзываясь на его слова, маги двинулись вперед, все ближе подходя к ослабевшей жертве. С каждым их шагом давление возрастало, и когда до магов оставалось шагов пять, Альдер понял, что через миг все будет кончено. Он уже не чувствовал ног, левая рука застыла, парализованная невидимым жгутом, а горло сдавило, словно удавкой. Из последних сил Верден смахнул заклинание с горла правой рукой и завопил изо всех сил:
– Давай, мастер Фильвер! Убей их! Прямо сейчас!
Краем глаза он увидел, как удивленный старик резко выпрямился и невольно расправил плечи. Увидел Альдер и то, как два мага резко остановились, словно наткнувшись на невидимую стену. О да. Попробуйте вспомнить, где вы слышали это имя, подонки. Маги переглянулись, словно без слов обмениваясь мыслями, а потом дружно взглянули на старика, неподвижно стоявшего на деревянном крылечке. Верден, связанный по рукам и ногам, не видел заклинания, зато видел его результат – старина Филь чуть повел рукой в сторону, и один из деревянных столбов разлетелся в щепки. Крыша над крылечком тут же просела, повалилась на голову старого мага, но так его и не коснулась, – застыла на месте, словно остановленная невидимой рукой.
Второй удар магов разнес деревянное крыльцо в щепки, заставив Фильвера спрыгнуть на каменную мостовую. Он снова взмахнул руками, отводя удар, и оба мага подались назад под давлением невидимого щита. И тут же рванулись вперед, взбешенные тем, что их заставили отступить.
Воздух затрещал, раздираемый ветвистыми молниями, что протянулись от магов к седобородому старику, стоявшему у разбитого крыльца. Но тот, не дрогнув, поднял руку, и молнии завертелись вокруг его головы, сияя ослепительным венцом. Один из магов бросил в старика шар огня, потом второй… А потом путы, сковывавшие Вердена, исчезли – теперь все внимание охотников было приковано к новому врагу.
Освобожденный маг рухнул на камни мостовой и тут же откатился в сторону: вокруг Фильвера раскинулось огненное кольцо, плавившее камень. Отползая в сторону, под защиту каменного крыльца на другой стороне улицы, Верден злорадно прошептал:
– Давайте, сукины дети, жгите! Это ваше решение, теперь учитесь принимать его последствия.
Скользнув за крыльцо, Альдер быстро пополз к ближайшему переулку. Он даже не обернулся, когда за спиной прогремел взрыв, сейчас он хотел только одного – как можно скорее убраться с этой улицы, пока маги не вспомнили о нем. А они вспомнят, когда поймут, что старик Фильвер всего лишь отводит их удары, даже не пытаясь атаковать. Да, старина Филь верен себе, старается ни во что не вмешиваться. Но и умирать, похоже, он не собирается. И благодаря этому у Вердена есть еще пара минут, чтобы сбежать.
Добравшись до угла, Альдер спрятался за него, глубоко вздохнул, а потом поднялся на ноги, держась за каменную стену. Там, за углом, вновь вспыхнуло пламя, и горячий воздух раскатился по улице тугой волной. Верден не стал задерживаться, чтобы посмотреть на результат схватки. Он повернулся, и что было сил припустил по темному переулку прочь от квартала Волшебников.
Эликсир, выпитый вечером, не подвел. Хоть магические силы Вердена и были на сегодня исчерпаны, но тело по-прежнему было полно самых обычных человеческих сил. И даже более того – к ним добавилась еще капелька сил от зелья. Но самым действенным средством сейчас являлся страх – именно он заставлял Альдера нестись огромными скачками по пустым ночным улицам, распугивая припозднившихся горожан и мелкое ворье. Верден летел по ночному городу как на крыльях, перепрыгивая вазоны у крылечек и брошенные у черных ходов повозки. Он летел, подстегиваемый ужасом и волшебным зельем, стараясь не думать о том, что, возможно, за ним уже идет погоня.
Он выдохся неподалеку от здания Магиструма, просто перехватило дыхание, и ноги, отбитые о камни мостовой, отказались служить. Из последних сил он выскочил на край площади Магиструма и чуть не влетел под копыта двойки лошадей, впряженных в четырехколесный открытый экипаж, покрытый черным блестящим лаком. Лошади заржали, встали на дыбы, забили копытами. Верден ловко проскользнул под ними, под вопль разъяренного извозчика, и одним прыжком вскочил на козлы. Извозчик бросил поводья, потянулся за увесистой палкой, что лежала рядом, но не успел. Маг в мгновение ока очутился у него за спиной и без долгих разговоров приставил к горлу извозчика нож.
– Гони, борода, – зашипел он на ухо бедняге. – Быстро, галопом, если хочешь жить!
Тот, безошибочно различив в голосе разбойника близкую смерть, живо схватил вожжи и подхлестнул лошадей. Те рванулись с места, и Верден отклонился назад, чуть не перерезав горло извозчику. Тот сдавленно захрипел, но маг тотчас качнулся вперед, схватившись за его плечо.
– Гони, – яростно зашипел он. – Гони так, словно за тобой гонится армия демонов, и молись о том, чтобы это были всего лишь демоны.
– Куда гнать? – булькнул насмерть перепуганный извозчик.
– К старым мастерским, – выдохнул Альдер, – которые под снос.
Снова щелкнули вожжи. Упряжка, грохоча колесами по камням, лихо свернула на Кольцевую улицу, и помчалась во мрак, окутывавший Магиструм тяжелым одеялом.
* * *
Сильный рывок оторвал Конрада от пола, и он замычал от боли в вывернутых руках. Его пленители не церемонились, – сильным толчком поставили на колени и насильно задрали голову, заставив смотреть на капитана разведки снизу вверх.
– Что же вы, Штайн, – сказал тот, нависая над инженером и легонько покачивая фонарем, – так и остались в городе? А мне вы показались умным человеком. Могли бы давно сбежать.
Конрад сердито засопел носом – ответил бы этому болвану, да рот закрыт. Вальц, перехватив взгляд пленника, щелкнул пальцами. Штайн напряг плечи, полагая, что сейчас ему снова выкрутят руки, но напрасно. Рывка не последовало, зато горло ощутило пронзительный холод остро заточенного лезвия.
– Один крик – и ты покойник, – предупредил капитан. – Отвечай на мои вопросы, но очень тихо, Конрад. Понял?
Инженер, не решившийся кивать с ножом у горла, просто моргнул глазами. В тот же миг ладонь убрали от его рта, и Конрад шумно втянул воздух.
– Отвечай быстро, тихо и точно, – бросил Вальц, наклоняясь над пленником. – Ты пришел один? Ну!
Нож у горла чуть двинулся, и Конрад судорожно сглотнул. Соврать? А зачем? Пока не было никакого смысла что-то скрывать. Лучше говорить правду – тогда скорее поверят потом, когда настанет черед врать.
– Один, – прошептал он.
– Вернулся за своими вещами? – шепотом продолжил Вальц.
– Да.
– Ланье знает о твоих механизмах? Он послал тебя?
Конрад с удивлением взглянул на разведчика, сверлившего его взглядом. Зачем спрашивать такие очевидные вещи?
– Это комната магистра Ланье, – ответил он, не раскрыв никакой тайны. – Конечно, он ждет меня. Мы вместе работаем над медицинским корсетом…
– Оставь, – брезгливо бросил Вальц. – Хватит этого вранья. Где ждет тебя Ланье?
– В своей лаборатории, в Магиструме, – выдохнул Штайн, прекрасно понимая, что туда эти громилы не сунутся.
– Прекрасно, – пробормотал Вальц, выпрямляясь. – Значит, хватятся тебя не скоро.
Конрад почувствовал, как между лопаток пробежал неприятный холодок. Неужели они просто прикончат его, прямо тут? Без суда и следствия… Но он же изменник! Его обязаны судить, только так капитан заработает свой проклятый орден.
– Нужно возвращаться в посольство, – тихо сказал капитан, обращаясь уже к охранникам. – Но не через это проклятое окно. Обратно нам не вылезти с этим болваном на руках.
– Главный выход, – подал голос кто-то над головой Штайна. – Я видел у старика связку ключей.
Капитан обернулся и зашагал к двери. В зыбком свете фонаря Конраду удалось разглядеть привратника, лежавшего на полу у стены. Он не шевелился, и Штайн стиснул зубы, отчаянно надеясь, что старик еще жив.
Вальц нагнулся и начал обшаривать карманы привратника. Выудив, наконец, связку ключей, он тихо присвистнул и медленно выпрямился.
– Похоже, тут есть все, что нам нужно, – сказал он, возвращаясь к столу. – Может быть, удастся обойтись без шума.
– Все спят, – сказал один из подчиненных капитана, – можно просто тихо уйти.
– Нам нельзя поднимать шум, – задумчиво отозвался Вальц, – не нужно никаких конфликтов с местными. Это может плохо отразиться на отношениях с Магиструмом. Но что же нам делать с этим умником?
Конрад чуть шевельнул плечами, проверяя, насколько крепко его держат. И тут же ответное движение едва не бросило его носом в пол, – держали крепко и бдительно.
– Не трепыхайся, – бросил Вальц. – А то получишь по затылку.
– Может, так и сделать? – спросил один из конвоиров. – Просто вынесем его.
– Нет, тащить тело не вариант, – с явным сожалением отозвался капитан. – Слишком привлекает внимание. Вот если бы напоить…
– Не захватили, ваша честь, – отозвался второй конвоир. – Не предусмотрел, виноват.
– Все равно некогда, – процедил Вальц, поднимая голову и прислушиваясь к звукам ночного города. – Сегодня выдалась на редкость неспокойная ночь. Нужно убираться в посольство как можно скорее. Ну-ка, поднимите его.
Лезвие ножа убрали от горла. Сильный рывок поднял Конрада на ноги, и он невольно склонился вперед, пытаясь избежать вывиха в плечах. Одну руку отпустили, зато вторую завернули до самых лопаток, заставив Штайна прогнуться назад и выпятить грудь.
– Слушай меня, предатель, – с угрозой произнес капитан, ткнув пальцем в грудь Штайна. – Сейчас мы тихо выйдем отсюда. Ты пойдешь спокойно и не раскрывая рта. Тогда у тебя есть шанс прийти в посольство целым и невредимым. Если хоть пискнешь, получишь по голове, и, так уж и быть, мы дотащим тебя до посольства на руках. Но когда очнешься, обнаружишь, что не все кости у тебя такие крепкие, как тебе сейчас кажется. Понял?
Штайн медленно кивнул, лихорадочно размышляя о том обыщут его в конце концов или нет? Сейчас бежать не было никакой возможности. Но позже, например, на улице, может представиться неплохой шанс удрать от этих громил. Главное, чтобы сейчас его не ударили, лишив сознания. Тогда он точно ничего не сможет.
– Понял, – тихо прошептал он, облизнув пересохшие губы.
– И не вздумай рыпаться! – бросил Вальц, резко наклоняясь вперед. – Попытаешься бежать, продырявим шкуру. А пока молись, чтобы трибунал проявил снисхождение, но молча, про себя.
Штайн затрепетал – но вовсе не от ужаса перед трибуналом. Он представил, как Ридус и Альдер возвращаются в убежище, усталые и довольные, выполнившие свои задания. И ждут его, Конрада. А его все нет и нет. Они ждут до утра, потом начинают искать и выясняют, что его уже отправили в Механикум в запечатанном вагоне – живого, а может быть, и мертвого. Они расстроятся. А потом что-нибудь придумают и найдут нового инженера. И Врата откроют без него, без жалкого неудачника Штайна, что будет гнить на руднике в северных горах, добывая уголь или руду.
– Сержант, – Вальц щелкнул пальцами. – Держите его.
Конрад почувствовал, как хватка ослабла. Теперь его держали за воротник, но в спину, точно под лопатку, уперлось острие ножа. Как подозревал Штайн – армейского кортика, узкого и длинного, как раз годного на то, чтобы протыкать человеческое тело.
– Руки по швам, – велел капитан. – Морду не кривить. Так и пойдешь, как будто решил прогуляться с друзьями. Но только дернись, гнида, и схлопочешь дырку.
Штайн постарался немного расслабиться и стать прямо – ему вовсе не хотелось получить удар в затылок свинцовым кастетом. Ему нужно было оставаться в сознании, чтобы воспользоваться первым же шансом на удачное бегство.
– Идиотизм, – пробормотал капитан, с отвращением осматривая пленника с головы до ног. – И зачем ты понадобился послу? Будь моя воля, прикончил бы тебя прямо здесь, тля поганая.
Штайн на секунду перестал дышать. Посол? Значит, Вальц охотился за ним вовсе не из-за личной обиды? Но зачем послу такая мелкая сошка, как изобретатель? Тут действительно вполне хватило бы компетенции разведки. Когда Конрад понял – зачем, то едва сдержал стон. Да, посол, пожалуй, захочет с ним побеседовать, и речь будет идти вовсе не об изобретениях. Беседовать будут в каменном подвале, с клещами и раскаленным железом. И спрашивать будут, конечно, о магистре Ланье и таинственном чертеже. Вальцу об этом знать необязательно. Посол ничего не сказал разведчику, его задача просто выполнять приказы. Но это значит… Если он попадет в посольство, ему развяжут язык. Уж найдут способ, тут много ума не надо. И тогда Ланье и Вердену не уйти. Вместо лап магов они попадут в лапы разведки Механикума, и неизвестно еще, что будет лучше.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir




Сообщения : 5991
Дата регистрации : 2014-01-23

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:43

– Капрал, – позвал Вальц. – Возьмите этот проклятый сундук. Нет, лучше дайте сюда.
Штайн, очнувшись от размышлений, мрачно взглянул на свой чемодан, который перекочевал из рук одного из конвоиров к Вальцу. Он взял его за кожаную ручку, и на его лице появилось удивление.
– Вот зараза, – сказал он. – А на вид гораздо тяжелее.
Вскинув голову, он вгляделся в лицо Штайна и злорадно ухмыльнулся.
– Ну вот и все, – сказал он. – Это магические штучки. Теперь-то ты не отвертишься.
Конрад ничего не ответил – он прекрасно знал, что не отвертится, даже если чемодан сейчас же таинственным образом растворится в воздухе, не оставив и следа. Не в нем дело, совсем не в нем.
– Так, – сказал капитан, поворачиваясь к двери. – Я иду первым. Сержант, вы следом ведете преступника и следите за ним повнимательней. Капрал, вы идете последним и прикрываете отход.
Обернувшись, Вальц окинул долгим взглядом свою команду.
– Безобразие, – пробормотал он. – Зачем такая спешка? Эй, вы, сделайте лица попроще, не на плацу ведь. Просто тихо и быстро выходим, как будто провожаем мастера Конрада в родное посольство. Рта не открывать. Все разговоры на мне. Выходим на улицу, следуем к ближайшему перекрестку, берем извозчика – и домой. В случае неожиданного вмешательства действовать, как условлено. Этого болвана доставить послу – живым, но не обязательно здоровым. Задача ясна?
– Так точно, – шепотом откликнулся сержант, вжимая нож в спину пленника.
– Выдвигаемся, – скомандовал Вальц и распахнул дверь.
Конрад, получив толчок в спину, двинулся следом. Сержант, придерживающий его за воротник и повторявший все движения пленника, как партнер в танце, не отставал. Штайну ничего не оставалось, как проследовать за капитаном, что поджидал его в коридоре. Оглянувшись, Вальц кивнул и двинулся к лестничной площадке вдоль длинного ряда дверей. Он шел не спеша, сжимая в левой руке чемодан, а правую держа у пояса. Конрад, шедший следом, тоже особо не торопился. Он жадно всматривался в темноту коридора, надеясь, что кто-нибудь из постояльцев выглянет посмотреть, что тут творится. Но никто не выглядывал. Конрад подумал, что будет, если он закричит. Конечно, сержант, скорее всего, стукнет его по затылку, но что случится потом? Допустим, постояльцы проснутся, заворочаются в постелях, прислушиваясь к тишине. Это не дом престарелых, возможно, кто-то вскочит, выглянет в коридор… и, скорее всего, получит в грудь длинное лезвие. Это не казарма. Отряд разведки пройдет сквозь постояльцев, как сквозь строй соломенных солдат, и преспокойно выберется на улицу. Вот если бы им навстречу попался патруль городской стражи, а лучше Стражей Магиструма, вот тогда бы стоило рискнуть. Ведь эти тупицы даже не обыскали его. Слишком самоуверенны? Слишком торопятся? Скорее, разнежились в городе магистров, отвыкли от опасностей службы. Привыкли подглядывать и подслушивать, разучились ловить настоящих вражеских агентов, как это было в Механикуме.
Не успел Конрад придумать план побега, как они добрались до лестницы. Капитан, взявшись за деревянные перила, ждал, пока маленький отряд его нагонит. На узкой лестнице все разом не поместились, поэтому Вальц начал спускаться первым. Штайн пошел за ним и почувствовал, как лезвие переместилось от его спины к затылку – сержанту, следовавшему за ним, не удавалось втиснуться на одну ступеньку с пленником. Конрад расслабил плечи, обмяк, словно покорившись своей участи, и затаил дыхание. Если бы не Вальц, у него был бы шанс рвануться вперед и попытаться сбежать – нож плясал в руках шагающего по ступенькам сержанта, и увернуться от его удара было довольно просто. Но широкая спина Вальца закрывала путь к бегству.
Капитан тем временем спустился на первый этаж и поджидал свой отряд, оглядываясь по сторонам. Штайн, спустившийся на половину пролета, уже видел пустой холл с одинокой свечой, диван и входную дверь. Она была закрыта, но Вальц уже достал из кармана связку ключей и задумчиво рассматривал их, пытаясь понять, какой из них подойдет к замку. Вдруг он вскинул голову и уставился в темноту. Конрад невольно замедлил шаг, и его конвоир встревоженно подался вперед, пытаясь рассмотреть своего командира.
– Мадам, – пробормотал Вальц, – позвольте, мадам…
Конрад первым увидел это – белый силуэт, похожий на привидение, замерший в коридоре. Лишь через миг он сообразил, что это леди Розалия, укутанная в белое одеяло.
– Кто вы? – спросила хозяйка пансиона, щурясь в темноту. – Где Герман?
– Герман? – переспросил Вальц, делая шаг к леди Розалии. – Ах, Герман. Он там, наверху, и сейчас…
Старуха не стала его слушать, увидев связку ключей в руках незваного гостя, она отступила назад и завопила не хуже парового двигателя, спускающего пар. Вопль вознесся вверх, эхом отражаясь от гладких выкрашенных стен, наверху тут же что-то гулко бухнуло, а следом раздался другой крик, уже мужской.
– А, срань, – крикнул Вальц, пытаясь перекричать хозяйку пансиона. – Сержант, дверь!
Конвоир Штайна дернулся вперед, опустил нож, и Конрад тут же сунул руку за отворот куртки. Он не стал доставать пистолет из-за пояса, просто взвел курок и тут же спустил его, выстрелив себе за спину. Крик сержанта смешался с воплем старухи, рука на воротнике разжалась, и Конрад прыгнул через перила, выхватывая пистолет. Уже на лету взвел второй курок, и едва его ноги коснулись пола, Конрад вскинул руку с оружием, целясь в капитана. Вальц бросил чемодан и ключи, тут же прыгнул в сторону, перекувырнулся через голову и закатился за диван. Конрад одним прыжком перелетел через холл, подхватил свой чемодан и под крики, несущиеся со всех сторон, бросился к двери. Он не стал ее открывать – просто ударился в нее всем телом, высадив из косяка, и вылетел на крыльцо вместе с фонтаном разноцветных осколков.
Скатившись по ступенькам, Конрад вскочил на ноги и бросился к забору, все еще сжимая в руке пистолет. У самой ограды он оглянулся, заметил в дверном проеме широкоплечую тень и тут же, не раздумывая, выстрелил в нее. Тень отпрянула в дом и скрылась в темноте. Конрад же перебросил через забор чемодан, сунул разряженный пистолет в карман и одним махом взлетел на кованую решетку. Острия, закрепленные наверху, расцарапали ногу, но Штайн ни на миг не задержался на вершине – он прыгнул вниз, прямо на свой чемодан. Чудом ему удалось удержаться на ногах, и, подхватив драгоценный груз, он припустил по улице изо всех сил, не обращая внимания на боль в горящих огнем подошвах.
Конрад летел в темноту на крыльях ужаса. Он слышал проклятья за спиной, и это заставляло его бежать все быстрее. Выскочив на перекресток, он метнулся в первый же переулок и, не оглядываясь, бросился в темноту. Он слышал топот за спиной, но не собирался оглядываться. Конрад и так знал, что за ним бежит капрал, а чуть дальше – капитан Вальц. Они не собирались упускать добычу, просто немного отставали, но были полны решимости нагнать беглеца. Конрад, летевший в темноте куда глаза глядят, понимал, что ему не уйти. Он устал, дыхание сбито, ему нужно тащить этот проклятый чемодан, а за ним гонятся тренированные агенты, находящиеся в прекрасной форме. Сейчас механик жалел об одном – что он так и не выпил трахнутый эликсир трахнутого мага. А теперь он уже задыхается, и через пару секунд он либо споткнется, либо просто упадет без сил.
Проклиная себя за глупость, Штайн на бегу сунул руку в карман и достал свой последний козырь – маленькую коробку, походившую на коробок спичек для камина. Не останавливаясь, он поддел ногтем неприметный штырек и сломал его. Досчитав до трех, Штайн швырнул коробку на улицу, прямо перед собой, и, перескочив через нее, бросился бежать так, что ветер засвистел в ушах.
Не успел он сделать и пару шагов, как за спиной раздался взрыв. Волна горячего воздуха ударила в спину, опалила волосы на затылке и заставила Конрада споткнуться. Следом раздался крик боли и ужаса, но механик не обернулся, он и так знал, что за его спиной разверзся огненный ад. Сейчас горючка расплескалась по улице огненной лужей и продолжает гореть, прожигая все на своем пути. Армейская зажигалка, собранная и усовершенствованная механиком Штайном, – так это назовут когда-нибудь потом. Наверное.
Задыхаясь от усталости и боли, Конрад бежал в темноту, гулко шлепая сапогами по холодным камням. Он знал, что его больше никто не преследует, но не мог остановиться. Просто бежал дальше, чтобы очутиться как можно дальше от огненной лужи, в которой заживо горели люди.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:44

* * *
Великий Магистр Родерик, застывший у дверей Хранилища, сверлил Ридуса сердитым взглядом. Брови, сошедшиеся у переносицы, топорщились, а острый подбородок, казалось, был готов проткнуть насквозь нерадивого магистра. Ланье, съежившийся у стола, чувствовал себя провинившимся школяром. В первый миг он был готов бросить свою добычу и начать оправдываться, совсем как в старые времена, когда его застигали в лабораториях старших учеников. Но не успели слова сорваться с его языка, как рядом с Великим Магистром выросла фигура Стража – широкоплечий, в черной кирасе, с мечом наголо, он в один миг разрушил чары старшего магистра.
Ланье шумно сглотнул и выпрямился, стараясь не смотреть в глаза Родерику. Он ведь предполагал, что дело может обернуться именно так? Значит, пришло время доказать, чего он стоит.
– Не приближайтесь, – предупредил Ланье. – Я вооружен.
Брови Великого Магистра взлетели к аккуратно уложенному чубу, а взгляд стал растерянным.
– Вы, Ланье, что?.. – переспросил Родерик, словно не веря своим ушам.
– Я вооружен, – процедил Ланье сквозь стиснутые зубы, черпая уверенность в эликсире мага, что кипел в его жилах, заставляя жаждать действия. Схватки. Боя. И победы.
– Простите, магистр, – пророкотал Страж, делая шаг вперед. – Позвольте мне…
– Стоять! – рявкнул Родерик, чьи щеки уже пошли красными пятнами. – Никому не двигаться!
Боргас послушно отступил на шаг, прячась за Великого Магистра. В его глазах Ридус заметил панику и приободрился. Впрочем, старина Боргас никогда не был бойцом, и его можно даже не брать в расчет. Но вот Страж…
– Ланье, – тихо сказал Родерик, осторожно взявшись пальцами за переносицу, словно пытаясь успокоить головную боль. – Ланье, вы идиот. Когда Боргас прибежал ко мне с известием, что видел вас в лаборатории, я очень обрадовался. Мне казалось, что мы потеряли вас так же, как Бруно. Но потом этот доклад о нарушении безопасности хранилища… Признаться, я до последнего момента не верил, что это вы.
Ридус не ответил, он не сводил взгляда с застывшей фигуры Стража и его обнаженного волнистого меча. О чем он жалел сейчас, так это о том, что под рукой нет любимой трости. Он оставил ее в убежище, рядом с чертежом. Конечно, не стоило тащить ее за собой в воздуховод, там и так было мало места. И все же, если бы сейчас у него была трость…
– Ланье, – так же тихо продолжал Родерик. – Вы сейчас же положите все, что взяли, и пойдете со мной. Пока никто не пострадал. И мы спокойно обсудим все ваши проблемы у меня на кафедре.
– Нет, – отрезал Ридус, поражаясь собственной храбрости. – Я буду вынужден покинуть вас, магистр Родерик. Прямо сейчас. И если мне не будут препятствовать, то действительно никто не пострадает.
Страж Магиструма качнулся вперед, намереваясь задать перца наглецу, и Ланье быстро стиснул сумку, активируя энергетический контур. Раз он решил идти до конца – так тому и быть.
– Тихо! – рявкнул Родерик, вскинув руку.
Страж послушно замер, но Ланье уловил в его глазах опасный блеск – пока он подчиняется старшему, но чуть позже он устроит веселенькую жизнь молодому магистру, посмевшему бросить ему вызов. Родерик все медлил, и Ридус, в принципе, его понимал. С одной стороны, ему хотелось стереть наглого мальчишку в порошок, но с другой стороны, он должен был помнить, что очень многие изобретения этого мальчишки приходилось прятать в самых глубоких Хранилищах Магиструма. Ланье прямо-таки чувствовал взгляд Родерика, которым он пытался пронзить одежду собеседника, чтобы узнать, что припрятал в рукавах этот наглец. Ланье внезапно понял, что Родерик не готов к бою. Он примчался сюда прямиком из кабинета, не ожидая встретить сопротивления, и у него нет с собой ничего серьезного. Боргас – размазня. Остается лишь Страж, а их силы хоть и велики, но не беспредельны. Ланье глядел на Родерика, и ему казалось, что он может читать его мысли. Вот он взвешивает все «за» и «против», размышляет о последствиях, скрещивает руки на груди и чуть касается пальцами запонок.
– А, ладно, – выдохнул Великий Магистр. – Хватайте его, и покончим с этим.
Страж рванулся вперед, но Ридус, угадавший намерения Великого Магистра, был к этому готов. Он вскинул руку, сжал пальцы и разрядил глоуб в одном из колец. Голубая молния сорвалась с его пальца и с треском ударила в черную кирасу Стража. Она не причинила ему вреда, лишь скользнула по защитному слою, но вынудила остановиться и даже отступить назад. Это дало Ланье пару секунд, чтобы заняться Великим Магистром. Тот, как и ожидал Ридус, выдрал из рукава запонки и швырнул под ноги молодому магистру два искрящих комка. Ланье тут же бросил на них сверху платок, вытащенный из кармана. Тяжелая, пропитанная каучуком материя придавила бомбы Родерика к полу, и они бесцельно разрядились, выплеснув заряд в камни. Ланье же взмахнул другой рукой, и еще одно кольцо сорвалось с его пальца, отправившись точно в грудь Великому Магистру. Тот попытался увернуться, но не успел – кольцо на лету вскипело, меняя конфигурацию, и превратилось в крохотного паучка, что приземлился точно на белую рубашку Родерика. Его длинные лапки с иглами проткнули тонкую дорогую ткань, впились в тело, и паучок выбросил свой заряд. Великий Магистр вскрикнул, забился, как параличный, и повалился на пол.
Ланье этого не видел – он был занят Стражем, отступившим на шаг лишь для того, чтобы активировать свой меч. Длинное извилистое лезвие мгновенно загудело и окуталось голубыми искрами. Ланье знал – сейчас удар клинком не смертелен, но стоит повысить мощность, чтобы разряд выглядел ослепительно-белым, и тогда эта неуклюжая на первый взгляд штука сможет плавить сталь. Поэтому, когда Страж ринулся вперед и сделал выпад, Ридус вскинул сумку, прикрываясь ею словно щитом. Лезвие ударило в плотную ткань, запуталось в ней, и тогда Ланье, вывернув регулятор на ремне, швырнул ее в лицо врагу. Место соприкосновения сумки и меча полыхнуло белой вспышкой, разбросавшей по комнате капли расплавленного металла. Длинный ремень сумки хлестнул Стража по лицу, и его меч превратился в ослепительно-белую дугу. Коротко вскрикнув, Страж повалился навзничь. Упав на спину, он выгнулся дугой и забился. Черная кираса оплавилась, как воск, из-под нее валил дым, а меч, выпавший из обожженной руки, растекся лужей горячего металла.
Ланье, ослепленный горячкой боя, повернулся к последнему из противников – Боргасу. Он вскинул руку, активируя последнее кольцо, но магистр, выпучив глаза, заорал и бросился прочь. Он выскочил из Хранилища и захлопнул за собой дверь, поймав, как ему казалось, преступника в ловушку. Ланье лишь расхохотался, чувствуя, как в жилах кипит кровь. Он одним прыжком подскочил к двери, сунул в замок кольцо, подсоединил к нему проводки из жилета и активировал ловушку. Ослепительная вспышка сплавила замок, запечатав Хранилище, и Ланье отступил от двери, пытаясь сдержать смех.
Бросившись обратно к столу, он подхватил с пола продырявленную сумку и вытряхнул из нее глоубы – им такой разряд был нипочем. Рассовав тяжелые бруски по карманам, Ридус быстро залез на стол и начал карабкаться вверх, к вентиляционному люку. Он не оборачивался. Не хотел этого видеть. Сейчас ему хотелось одновременно хохотать и плакать, бить и убегать. Остатки разума подсказывали Ридусу, что у него самая настоящая истерика, но он не мог позволить себе остановиться, чтобы прийти в себя. Ему нужно было убраться отсюда как можно быстрее.
Обдирая локти, Ланье вполз в вентиляционный люк и едва не застрял в нем. На ходу он умудрился посильнее лягнуть хрупкую конструкцию, что помогла ему вскарабкаться наверх, и она с грохотом осыпалась на пол. Стараясь не расхохотаться, Ридус прикусил губу, и рот наполнился сладковатым привкусом крови. Неожиданно стало легче, словно кто-то влепил пощечину со всей силы.
Ланье распластался на железном покрытии и быстро пополз вперед – туда, где его ждал вентилятор. Он запретил себе думать о том, что он только что сделал. Не сейчас. Иначе он превратится в ополоумевшего идиота, то плачущего, то смеющегося, от осознания ужаса того, что он натворил.
Так, кусая губы, он и полз вперед, туда, откуда веяло свежим воздухом. Ему всего лишь надо было отключить еще один механизм, и тогда проход выведет его на край площади, за забор, где вентиляционный короб торчит уже веками, не привлекая внимания. И тогда, о да, тогда можно будет убраться из этого проклятого темного лабиринта, давящего на плечи, как упавшая скала.
Стиснув зубы, Ланье шумно выдохнул носом и, отчаянно брыкаясь, пополз вперед – к свободе.
* * *
Когда экипаж, грохоча колесами, вырвался из лабиринта каменных домов и выехал на окраины, Верден немного приободрился. Обернувшись, он кинул взгляд назад – на остатки каменной стены, что когда-то опоясывала город. Теперь Магиструм разросся, и здесь, на окраинах, выросли новые дома – пока деревянные, дешевенькие, но здесь было гораздо просторнее, чем в старом городе.
Маг толкнул в бок кучера, что дышал через раз, и тот покорно натянул вожжи, усмиряя бег упряжки. Экипаж больше не скакал по выбоинам, как норовистая лошадь, и Альдер смог опуститься на сиденье рядом с кучером. Тот, почувствовав, что опасность позади, приосанился и косо зыркнул на седока, показывая, что, мол, тоже не лыком шиты. Верден ответил тяжелым и усталым взглядом. Он уже приметил знакомые дома и мог самостоятельно добраться отсюда до убежища. До старых мастерских, что ожидали сноса, оставалось немного. Но пешком идти не хотелось, – длинная улица с наезженными колеями тут не была вымощена брусчаткой и была, собственно, сплошным месивом из глины. Правда, вдоль домов змеились узкие деревянные тротуары, но Вердену, уже вволю набегавшемуся, не хотелось идти пешком. С другой стороны, раскрывать убежище кучеру было глупо, его вполне могли после допросить. Стражи, маги, городская охранка – кто угодно. Но и убить невинного человека просто так у мага рука не поднималась. Еще не настолько он очерствел.
Решение пришло само, когда зоркий глаз Вердена заметил сгорбленную одинокую фигуру, медленно тащившуюся по деревянному тротуару. Этот человек, сразу показавшийся магу знакомым, как раз собирался свернуть на параллельную улицу, что вела к старым мастерским. Прохожий повернул, но прежде, чем он скрылся за углом большого деревянного дома, Верден разглядел в зыбком свете луны знакомое лицо.
– Ну-ка, – сказал маг, положив руку на плечо кучера, – притормози.
Тот, нахмурившись, потянул вожжи, и экипаж пошел медленней. Маг сунул руку в карман, достал серебряную марку и протянул кучеру. Тот, мгновенно расплывшись в улыбке, схватил монету и, намотав вожжи на край сиденья, принялся засовывать ее в глубины черной парки. Верден со вздохом хорошенько толкнул его в плечо, и кучер с воплем вылетел с козел. Не обращая внимания на его истошный крик, Альдер подхлестнул лошадок, и те, хрипя, унесли его к перекрестку.
Свернув за угол, Верден тут же натянул вожжи, и экипаж притормозил, напугав сгорбленного прохожего, что не успел уйти далеко.
– Садись, быстро, – гаркнул маг испуганному магистру. – Ну, Ридус, давай, давай!
Магистр, прижимавший руки к странно раздутому животу, попятился. Но потом, узнав мага, радостно вскрикнул. В пару прыжков он нагнал экипаж, вскочил на подножку, распахнул дверцу и вскарабкался на сиденье.
– Верден, – выдохнул он, шумно отдуваясь. – А мне показалось – стража.
– За тобой гонятся? – быстро спросил Альдер и оглянулся.
– Наверно, – неуверенно отозвался магистр. – Я, правда, не видел погони, но, наверно, меня уже ищут.
– Ты забрал глоубы?
– Забрал, – отозвался магистр, но голос его стал таким тихим, что маг едва расслышал этот шепот.
– Что-то не так? – осторожно поинтересовался он.
– Мне пришлось убить Стража, – шепотом произнес Ланье. – И, наверно, я искалечил Великого Магистра.
Верден резко обернулся, чуть не сверзившись с козел. Бросив изумленный взгляд на щуплого магистра, он покачал головой.
– Неожиданный поворот, – сказал он. – Но тебе удалось сбежать. И все, что нужно, ты прихватил?
– Да, – сухо отозвался магистр. – Все, что нужно – у меня.
Потом, спохватившись, он коснулся спины мага, следившего за поворотами.
– А ты? – жадно спросил он. – Ты нашел книгу?
– О да, – хмыкнул Верден. – Книгу я нашел. И за мной по пятам идут два мага, способные перевернуть вверх дном весь город.
– А Конрад?
– Его я не видел, – бросил через плечо Альдер, правя к знакомым покосившимся воротам, закрывавшим вход в старую мастерскую. – Но, надеюсь, он управился быстрее нас. Идти тут ближе, да и дел-то – забрать чемодан. Ридус!
– Что? – испуганно переспросил магистр.
– Иди ворота открой, нечего посреди улицы торчать!
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:44

Ланье послушно выпрыгнул из экипажа и открыл одну из створок ворот. Она шла медленно, скребла нижним краем по слою грязи, и магистру пришлось изрядно потрудиться. Верден же в это время сидел на козлах, оглядывая темные закоулки. Пока он не видел бродяг, что ютились в этих местах, но знал – они рядом. И, возможно, наблюдают за беспокойными соседями, что среди ночи притащились на новеньком экипаже. Уж такое событие не пройдет мимо них. Может, сами они и не решатся напасть, но завтра с утра слух об этом разойдется среди бездомных, а потом достигнет ушей тех, кто ищет беглецов. Это очень плохо.
Магистр, наконец, справился со створкой, и Верден загнал экипаж на широкий и пустой двор. Остановившись у одного из приземистых зданий с разбитыми стеклами и покосившейся дверью, маг соскочил с козел и принялся успокаивать разгоряченных лошадей. Те, почуяв чужих людей, возмущенно фыркали и били копытом. Магистр быстро нырнул в дверь – пошел в подвал, служивший их убежищем. Вскоре он выглянул во двор через разбитое окно.
– Конрада нет, – хрипло выдохнул он. – Похоже, он еще не вернулся.
– Вот срань, – буркнул маг, воюя с упряжью. – Ридус, собирай все вещи и неси сюда, в экипаж.
– Зачем? – изумился магистр.
– Затем, что нам нужно уносить ноги из города, – раздраженно отозвался Верден. – И чем скорее, тем лучше. За мной гонятся маги, за тобой стража Магиструма. Город сейчас не самое лучшее место для нас. Пора отправляться в дорогу.
– Но куда? – спросил Ланье. – Ты уже расшифровал карту? Когда?
– Я еще даже не смотрел чертеж, – признался Верден. – Но книга с ключом у меня. И чертеж у нас. Займусь этим в дороге, а пока нам нужно бежать.
– А Конрад?
– Надеюсь, он вскоре подойдет, – Верден нахмурился. – Давай, Ридус, тащи вещи, я еле сдерживаю этих зверей. Им не нравится это место.
Магистр исчез в глубине дома, а маг с тоской взглянул на город, расцвеченный вечерними огнями. Где же носит этого проклятого механика? Самое простое дело – забрать чемодан из дома старухи. Никаких тебе магов или Стражей Магиструма.
Услышав скрип, Альдер резко обернулся, но это был всего лишь Ланье – он вывалился на улицу, неся в руках ворох тряпья. Подбежав к экипажу, магистр бросил вещи прямо на сиденье – обрывки старых тряпок и прогоревший плащ механика. Сверху Ридус пристроил свои цилиндр и трость.
– Чертеж, – напомнил маг. – И моя сумка.
– Чертеж у меня, – отозвался магистр, хлопнув себя по груди. – А глоубы я завернул в плащ Конрада. Твоя сумка раскрыта, лежит на матрасе. Ты ничего не забыл?
– Нет, – немного подумав, отозвался маг и едва успел убрать ногу из-под лошадиного копыта. – Неси скорей!
Ланье снова скрылся в мастерской, и маг, цедя проклятия сквозь стиснутые зубы, повернулся к воротам. Увидев в их проеме расплывчатую тень, Верден выбросил вперед руку, но с пальцев сорвалась лишь одинокая искорка. Маг, понимая, что уже не успевает, забормотал заклинание, пытаясь нашарить в кармане хоть один магический кристалл. В этот момент тень вошла в ворота и превратилась в широкоплечего человека, что прижимал к груди огромный чемодан.
– Штайн! – воскликнул Верден. – Благие небеса, где тебя носит!
– Извините, – тихо отозвался механик, подходя к экипажу. – Я немного заблудился.
С треском распахнулась дверь, и во двор вывалился Ланье, у которого на плече болталась сумка мага. Он держал руки перед собой, а на его пальцах блестели кольца, которые Верден не заметил раньше.
– Конрад! – воскликнул он, сразу узнав товарища. – Живой!
– Живой, – буркнул механик, подходя к экипажу. – Собираетесь?
Без лишних слов он забросил на сиденье свой чемодан, и Верден удивленно вскинул брови – ему казалось, что эта штука должна быть намного тяжелее. Но потом он уловил отголосок знакомой магии и ухмыльнулся. Механик, оказывается, парень не промах.
– Как дела? – осведомился маг, наблюдая за тем, как механик пытается вскарабкаться на сиденье экипажа.
– Отвратительно, – отозвался Конрад. – За мной охотится разведка Механикума. Они считают меня изменником, продавшим магам военное изобретение.
Альдер выпучил глаза и, не в силах сдержаться, захохотал.
– Вот это номер, – выдавил он. – Маги, стражи и разведка. Кто еще остался – армия демонов?
– Не вижу ничего смешного, – механик стиснул зубы и нахмурился. – Я сильно ранил одного из преследователей. И, наверно, сжег еще одного.
– Час от часу не легче, – заметил маг. – Вы, ребята, все больше меня удивляете.
Ланье, пристроив сумку мага рядом с вещами, забрался на сиденье рядом с Конрадом и положил ему руку на плечо.
– Ничего, – сказал он. – Помни о Вратах.
– Да, мы изменим мир, – медленно произнес Штайн, рассматривая свои грязные ладони. – Надеюсь, что это того стоит.
– Все, хватит, – отрезал маг, подхватывая лошадей под уздцы. – Сидите смирно.
Он быстро развернул упряжку и вывел лошадей на улицу. Не потрудившись закрыть за собой ворота, маг вскочил на козлы и схватил вожжи.
– Все взяли? – спросил он у молчавших друзей.
– Все, – отозвался магистр, а Конрад просто кивнул.
– Ну, тогда поехали, – сказал маг, – больше нам нечего делать в этом городишке.
Не дождавшись ответа от своих новых друзей, он подхлестнул лошадей, и экипаж покатил сквозь предрассветные сумерки по грязной и разъезженной дороге.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:45

* * *
Ридус проснулся далеко за полдень, от жажды. Тяжело заворочавшись на сиденье экипажа, он приподнялся и застонал от боли в затекшей шее.
Экипаж все так же мирно катил по узкой лесной дороге, раскисшей от дождей. На козлах, сгорбившись, дремал Верден, с головой укутавшийся в свой плащ. Штайн мирно дремал на соседнем сиденье, положив голову на свой драгоценный чемодан. Осеннее солнце, прятавшееся за хмурыми тучками, почти не грело, воздух пронизывала томящая сырость, волнами накатывавшая из лесной чащи.
Приподнявшись, Ланье осмотрелся. Лесные великаны стенами стояли вдоль дороги, и магистру казалось, что они едут в длинном и узком ущелье. Вырубки лесорубов они проехали еще рано утром. В тех местах лес, начинавшийся сразу за окраинами города, был жидковат. Его давно оттеснили от городских стен, а огромные делянки с пеньками не спешили зарастать травой. Лесорубы не проявили никакого интереса к ранним гостям, заявившимся в лес на городском экипаже. Дорога, разбитая многочисленными телегами с бревнами, оказалась едва по силам городским лошадкам. И все же они проехали через это месиво – мимо бараков, раскинувшихся вокруг лесопилки. Много позже, когда встало солнце, Ланье сквозь сон видел, как они проезжали только размеченные делянки лесорубов и только чудом разъехались на дороге с огромной телегой, везущей десяток очищенных от веток стволов. Дальше дело пошло быстрее – дорога уходила дальше в лес, но навстречу попадались только пешие. Сквозь сон Ридус разобрал, что они проезжали мимо поселения углежогов, но даже не стал раскрывать глаз, – ему хватило запаха. И вот теперь, когда он окончательно проснулся, его глазам открылась эта дорожка – нет, скорее, тропинка, проложенная в чаще.
– Верден, – позвал магистр, и маг вздрогнул.
– Что? – отозвался он, смахивая капюшон с головы и оборачиваясь.
– Куда мы едем? – спросил магистр, разглядывая мощные стволы дубов и кленов.
– До самого конца, – буркнул маг. – Пока есть дорога.
– А потом?
– Потом пойдем пешком, в самую Пустошь, – бросил Верден.
Конрад сердито засопел и оторвал голову от чемодана. На его щеке остались красные полосы от швов.
– Ты знаешь куда едешь или прешь наугад? – осведомился он, щурясь на мага.
– Я не знаю этой дороги, – признался маг. – Но, как подсказывает мой опыт, на том конце должна быть заимка охотников. Последний, так сказать, форпост цивилизации.
– Это они проложили здесь дорогу? – удивился магистр. – Охотники?
– Разумеется, – отозвался маг. – А ты думал, они туши таскают на плечах? Телега, доходяга-лошадка – и вперед. Обеспечивать огромный город свежей дичью.
– Хорошо, если так, – отозвался механик, садясь ровно. – Дичь нам бы не помешала.
Ланье сглотнул пересохшим горлом и молча кивнул, хотя мысль о припасах еще не приходила ему в голову.
– На охотников и надеюсь, – отозвался Верден. – Лесорубы, хамье такое, на довольствии, своим не захотели делиться. А вот у охотничков можно будет что-то перехватить. Главное – добыть воды. А там, потом, в лесу разберемся.
– Ты умеешь охотиться? – изумился Ланье.
– А как же, – бросил Верден. – Не в первый раз по Пустоши блуждаю. Если бы мы въезжали в лес с той, с моей стороны, волноваться было бы не о чем. Там я все знаю. А тут, пожалуй, придется повозиться.
– А дорога? – быстро спросил Штайн. – Ты узнал, куда нам идти?
– Когда это? – возмутился Альдер. – Пока вы дрыхли, что ли? Ну-ка, давайте, ребята, признавайтесь, кто имел дело с лошадьми?
– Я обучался верховой езде, – признался Штайн. – Но править упряжкой не доводилось.
– И то дело, – буркнул маг. – Иди сюда, механик.
Конрад послушно встал и перебрался на козлы, сел рядом с магом и потер слипающиеся глаза.
– Все очень просто, – объявил Верден, передавая ему вожжи. – Смотришь прямо, тянешь вожжи, на упавшие деревья не наезжаешь. Все.
Хлопнув механика по плечу, он быстро перебрался в экипаж, плюхнулся на кожаное сиденье, вытянул ноги и с довольным видом хмыкнул.
– Ладно, – сказал он, – давай чертеж.
Ридус прихлопнул наглого комара, опустившегося на шею, и осторожно вытащил из глубин плаща заветный жестяной цилиндр. Аккуратно отвинтив крышечку, он достал свиток и передал его магу. Тот быстро раскрутил его, а потом сложил наподобие дорожной карты, так чтобы часть с магическими символами осталась на виду. Потом Верден вытащил из внутреннего кармана книгу в коричневом переплете и начал ее листать.
– Отдохни, – посоветовал он Ланье, заметив, что магистр за ним наблюдает. – Выглядишь ты неважно.
– Чувствую себя так, словно из меня все жилы вытянули, – пожаловался Ридус.
– Это после эликсира, – отозвался маг. – Ничего, через пару часов придешь в себя, потом я дам тебе слабенькую тинктуру для поддержания сил.
– А ты? – спросил Ланье. – Никаких последствий?
– Я уже привык, – отозвался маг, проводя ладонью по бритой голове. – Все, не мешай.
Ридус откинулся на сиденье и уставился в спину механика, что сидел на козлах прямо и ровно, словно шест проглотил. Он внимательно следил за дорогой и чувствовал себя, похоже, ответственным за экипаж. Но вскоре Конрад расположился посвободнее, плечи его расслабились, голова поникла, и магистр решил, что его друг задремал. Тогда и он закрыл глаза и расслабился, стараясь не обращать внимания на кочки, что попадались под колеса экипажу.
Проснулся Ланье от сильного толчка в плечо. Подскочив, Ридус раскрыл глаза и принялся шарить по сиденью в поисках своей трости. Но, увидев нависшего над ним мага, облегченно вздохнул.
– Собирайся, – велел Альдер. – Нам пора идти.
Ридус приподнялся и с удивлением обнаружил, что экипаж стоит посреди небольшой поляны. Дальше дороги не было, лес стоял стеной, и даже пеньки от вырубленных деревьев заросли кустами. Около кустов стоял небольшой домик из сложенных бревен, а рядом высился навес, под которым стояла худая лошадка.
– Приехали? – поинтересовался Ланье, выбираясь из экипажа. – А Конрад где?
– Сейчас будет, – отозвался маг. – Иди в дом, помоги ему с припасами. Тащите все сюда.
Ридус спрыгнул на траву и невольно покачнулся, – ноги онемели и не желали подчиняться. Сделав несколько шагов, он обернулся – маг, оказывается, принялся выпрягать лошадей. Взглянув на небо, Ланье нахмурился – оказывается, то, что он принял за сумрачный день, оказалось вечерними сумерками. Похоже, он так и проспал весь день.
Размяв ноги, магистр отправился к домику, и вовремя – на пороге показался Конрад, тащивший в руках связку кожаных бурдюков с водой. Без лишних слов он вручил ее Ланье и снова скрылся в доме. Ридус повесил связку на плечо и потащил ее к экипажу. По дороге он подумал, что гораздо удобнее было бы хранить воду в бутылях или хотя бы в глиняных кувшинах, но вскоре понял, что был не прав. Вес стекла или глины добавился бы к весу воды, и в дороге было бы намного тяжелее.
Добравшись до экипажа, он сбросил бурдюки на траву и взглянул на мага, что уже выпряг лошадей и теперь ловко мастерил что-то вроде вьюков. Ланье двинулся обратно к дому и обнаружил у порога пару холщовых сумок, приятно пахнущих копченым мясом. В животе у магистра заурчало, но он просто взял сумки и отнес магу, что уже начал навьючивать лошадей.
Следом подошел и Конрад, тащивший еще пару сумок и свернутое в рулон одеяло. Обернувшись, Ланье увидел, что на пороге дома стоит здоровенный мужик в зеленой куртке. Черная курчавая борода почти скрывала его лицо, а на голове примостилась зеленая остроносая шапочка с непременным пером. Хозяин домика сурово взирал на своих гостей, и было не похоже, что он очень уж им рад.
– Кто это? – шепотом спросил Ридус у мага.
– Штырь, – отозвался тот. – Главарь этих разбойников, которых чисто по недоразумению считают охотниками.
– Разбойники? – поразился Ланье. – Здесь?
– Где ж им еще быть, – отозвался Альдер. – Торгаши проклятые!
– Они вытрясли из Вердена все серебро, – ухмыльнулся Конрад. – Никогда не видел, чтобы так отчаянно торговались за каждую копейку.
– Да будь эти бурдюки из чистого серебра, они и то обошлись бы дешевле, – в сердцах бросил маг, укладывая в переметные сумы бурдюки.
– Они знают, что мы в бегах, и пользуются нашим безвыходным положением, – отозвался Конрад. – И хорошо, что у тебя хватило ума выложить все деньги вплоть до меди.
– Да, так проще, – согласился маг.
– Что проще? – спросил Ланье, уже ничего не понимая.
– У местных охотников тихие шаги и дальнобойные луки, – пояснил Конрад. – Тот, кто отправляется в лес с полными карманами серебра, рискует не вернуться. Лучше его сразу оставить здесь.
– Я бы им устроил, – сердито бросил маг. – Но кто знает, когда мне понадобятся мои силы. Я и так еле успел прийти в себя.
– Мы все равно ничего не потеряли, – утешил его Штайн. – В лесу нам деньги ни к чему.
– Тоже верно, – согласился Верден. – Ну-ка, помогите мне, белоручки.
Втроем компаньоны быстро разложили свои вещи по сумкам и остановились перевести дух под бдительным взором хозяина лесного дома. Верден достал один из бурдюков, и друзья утолили жажду. После этого маг пошарил в карманах и достал пузырек из темного стекла. Тщательно подсчитав капли, он перелил его содержимое в бурдюк с остатками воды и тщательно взболтал.
– Тут на троих, – предупредил он. – Но сейчас по глотку, не больше.
– Что это? – с подозрением спросил Ланье.
– Тот самый эликсир, что ты принимал вчера ночью, – отозвался Верден. – Нам понадобятся силы, чтобы идти всю ночь.
– Всю ночь! – возмущенно воскликнул магистр. – А как же привал, ночлег?
– Забудь, – посоветовал Конрад, отбирая у мага бурдюк. – Нам нужно двигаться как можно быстрее. Боюсь, теперь нам придется все время пить эту дрянь.
Скривившись, механик глянул на мага, но потом решительно отхлебнул большой глоток и сунул бурдюк в руки магистра.
– Надеюсь, – хрипло сказал Штайн, – что буду так же бодр, как вы вчера.
– Этот раствор послабее, – отозвался маг. – Но и он поможет.
Ланье, припомнив вчерашнее возбуждение, что переросло в истерику, лишь вздохнул. Но потом послушно сделал глоток – ощущение силы, что он испытал вчера, ему понравилось. Альдер отобрал у него бурдюк, отхлебнул и повесил его себе на пояс.
– Все, – сказал он. – Пошли. Конрад, бери рыжую под уздцы и тащи за собой. Смотри, где можно пройти. Если станет слишком тесно, забирай в сторону, ищи проход.
– А если прохода не будет? – осведомился механик.
– Тогда лошадей придется бросить и тащить все на себе, – отрезал Верден. – Но, быть может, нам удастся пройти сквозь чащу и выйти к Пустоши.
– Подождите, – спохватился Ридус. – А куда мы идем?
Верден ухмыльнулся и похлопал себя по груди.
– Я знаю, куда, – объявил он. – Код оказался довольно простым.
– И все-таки, куда? – настойчиво переспросил Ланье. – И где чертеж?
Верден медленно вытащил из-за пояса жестяной тубус и сунул его в руки магистру.
– Меньше спать надо, – сказал он, наблюдая за тем, как Ридус снимает крышечку, чтобы убедиться в сохранности документа.
– Все хорошо, Ридус, – тихо произнес Конрад. – Я видел, как Альдер вычисляет путь. Нам нужно в самый центр Пустоши, о чем мы и сами могли бы догадаться.
– Сколько это займет? – буркнул Ланье, пряча тубус в карман плаща.
– Дня два, если повезет с дорогой, – отозвался маг. – У меня нет точной карты, но я помню, куда надо идти. Тут не ошибешься, иди в самое пекло, и скоро придешь куда нужно.
– Ладно, – вздохнул Ридус.
– Все, пошли, – скомандовал маг, беря под уздцы пегую лошадь. – Не будем задерживаться.
И он зашагал прямо в лес. Конрад двинулся следом, ведя на поводу рыжую кобылку. Ланье со вздохом зашагал следом, отчаянно жалея о том, что не успел взять с собой обувь помягче и поудобней, – городские ботинки уже начали натирать ноги. Он никогда еще не ходил по лесу, но знал, что это не так просто, как кажется. Уверен он был только в одном – что было по силам Тьену Ризаносу, то по силам и магистру Ридусу Ланье.
* * *
На рассвете Верден сдался и замедлил шаг. Бесконечное нытье магистра, что на ощупь пробирался сквозь лесные заросли, действовало ему на нервы. Механик не жаловался, но порой отставал, не в силах найти достаточно широкий проход между деревьями. Лошади, которым никто не предложил эликсира силы, окончательно вымотались. И все же маг упрямо шел вперед, продираясь сквозь сплетенные ветви лещины и обходя стороной еловые заросли. Он знал, что совершил ошибку, заставив отряд идти ночью, но убеждал себя, что иного выхода у него не было.
Уставшие компаньоны прошли не так много, как рассчитывал Верден. Ему казалось, что зелье придаст всем сил и отряд оставит обжитую часть леса далеко позади. Но переход через густой лес отнял слишком много времени и сил. Альдер и сам шел гораздо медленнее, чем обычно, лошадь, что он вел за собой, только мешала. В одиночку он ушел бы гораздо дальше. Но тащить на себе вещи, когда нужно внимательно поглядывать по сторонам, – это не самое умное решение.
Остановившись у двух сросшихся у корней елок, маг обернулся. Магистр, едва переставлявший ноги, хмуро брел к нему. Ланье, окончательно выбившийся из сил, уже даже не жаловался, просто переставлял ноги, как заводная игрушка, и смотрел прямо перед собой. Механик опять отстал и теперь пытался продраться сквозь кусты и провести следом за собой усталую лошадь.
Вздохнув, маг снял с головы платок, что ночью согревал его выбритую макушку, и вытер им лицо. Оглядевшись в поисках подходящей полянки и не увидев ее, Верден с раздражением махнул рукой.
– Ладно, – громко объявил он. – Еще пять минут, и сделаем привал.
Ридус, дошагавший, наконец, до мага, громко застонал.
– Почему не сейчас? – спросил он, вытирая со лба клочья паутины. – Сил уже нет.
– Здесь сыро, – отозвался маг. – И тесно. Надо пройти вперед и поискать место посуше.
Конрад, выбравшийся из кустов, грубо выругался и потянул за собой упиравшуюся кобылку. Та фыркала и не хотела идти.
– Это сложнее, чем мне казалось, – сказал Штайн, – давно я не бывал в лесу.
– Больше не будем торопиться, – пообещал маг. – Давайте потихоньку двигаться вперед. Будем высматривать подходящее место для привала.
Магистр шумно вздохнул и, отодвинув разлапистую ветку ели, пошел вперед. Маг двинулся следом, ведя за собой лошадь, и вскоре свернул правее, туда, где не было кустов. Ланье же шел напрямик, пролезая под ветками и протискиваясь сквозь кусты.
– Ридус, – окликнул его маг. – Не убегай вперед. Тут может быть опасно.
– Здесь? – с удивлением переспросил Ланье. – Ты же говорил, что главные опасности таятся в самой чаще.
– А мы, по-твоему, где? – буркнул в ответ Альдер, отмахиваясь от нависшей ветки.
– Кажется, мы еще не так далеко от Магиструма, – подал голос механик. – Ты думаешь, здесь уже опасно?
– Некоторые ловушки могли добраться и сюда, – ответил маг. – Не говоря уже о диких зверях. Лучше внимательнее смотреть под ноги.
Ланье, с сомнением глянув на темные заросли, свернул в сторону и вскоре присоединился к Альдеру. Шагая рядом с ним, магистр шумно дышал носом, словно пытаясь надышаться про запас.
– И кто только додумался назвать эти заросли Пустошью, – наконец с раздражением выдохнул он, споткнувшись о корень, спрятавшийся в палой листве.
– Пустошь начнется дальше, – отозвался маг. – Она в самом центре, там, где сражения выжгли землю.
– Ты там бывал? – спросил Конрад, нагнавший наконец товарищей. – Верден, ты был в самой Пустоши?
– Пару раз, – отозвался маг. – Проходил по самому краю, но вглубь не совался.
– Почему? – тут же поинтересовался Ланье. – Наверно, там много интересного.
– Там много опасного, – отозвался маг. – Конечно, за пару сотен лет заклинания и яды выдохлись, но кое-что представляет опасность до сих пор.
– Яды? – удивился магистр. – Откуда там яды?
– Горючая жидкость, – тихо отозвался Конрад. – Механики распыляли ее и выжигали целые поля. Были и просто яды, что разносились по воздуху. И много чего еще.
– Странно, – отозвался Ланье. – Я, конечно, не интересовался той войной, но мне казалось, что основные разрушения производили маги.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:45

– Ну конечно, – маг насмешливо прищурился. – Там с обеих сторон хватало смертельных изобретений.
– Не забывай, Ридус, что тогда не было магистров, а сплав технологий использовался обеими сторонами, – поддержал Конрад. – Жесткое разделение началось именно после войны. Маги отринули все, кроме магии, а механики стали преследовать любой намек на магию. Именно поэтому те, кто не желал такого разделения, и покинули обе армии.
– И основали Магиструм, – медленно произнес Ланье. – Получается, мои предки тоже участвовали в этой войне? Можно сказать, что и магистры сражались здесь?
– Еще как сражались, – сердито ответил Верден. – В результате разделения народов многое забылось. Кто-то сознательно остановил свои разработки, кого-то заставили их прекратить. Ты и сам, наверно, замечал, что большинство наших изобретений – всего лишь отголоски прошлых знаний.
– Да, это так, – с сожалением в голосе признал Ланье. – Глоубы. Машина энергии, что их заряжает. Пластины, накопители, ткани, серебрение и…
– Тихо! – вскрикнул Верден. – Все замрите! Не двигайтесь!
В его голосе звучали нотки страха, и механик с магистром послушно замерли, с тревогой озираясь по сторонам. Стало тихо – лишь лошади, оставшиеся равнодушными к окрику нового хозяина, топтались на месте, переминаясь с ноги на ногу.
– Что там? – шепотом спросил Ланье, всматриваясь в рассветный полумрак.
Маг лишь выругался в ответ и сунул ему в руки поводья.
– Стойте на месте, – велел он. – Кажется, здесь ловушка.
Обернувшись, он сделал пару шагов вперед и замер, стараясь снова ощутить ту легкую магическую пульсацию, что насторожила его минуту назад. Ветер шелестел в кронах деревьев, где-то нудно звенела мошкара. Верден ничего больше не слышал и не чувствовал. Но он прекрасно знал, что это может быть ловушка на мага, что, уловив его присутствие, замаскировалась. Гнилой щит или обманка. Или вовсе – иллюзорный жнец.
– Смотрите по сторонам, – велел он друзьям, что стояли на месте, боясь пошевельнуться. – Ищите в лесу отблеск, как от стекла. Или такую рябь, что бывает в жаркий день над камнями.
– Темно же, – шепотом отозвался Штайн. – Не видно ничего.
– Не так уж темно, – прошептал Ланье, сжимавший свою трость. – Мне кажется, я что-то чувствую. Какое-то дрожание воздуха.
Верден скептически хмыкнул, но потом вспомнил, что магистру доводилось иметь дело с заклинаниями. С самыми простейшими, конечно, но все-таки он был ближе к магическим искусствам, чем механик, и вполне мог почувствовать изменения магического поля.
– Идите за мной, – сказал он. – Но ни шагу в сторону, ступайте точно по моим следам. Придерживайте лошадей и смотрите по сторонам. Ищите эти клятые отблески, а то от нас и мокрого места не останется.
Стараясь ступать как можно легче, он осторожно двинулся вперед, внимательно осматривая дорогу перед собой. Маг знал, что близко подходить к скрытым ловушкам опасно, но только так можно их разрядить. И еще он знал, что эти щиты ставят целыми сериями и, обогнув один, можно наткнуться еще на пяток. Странно, что они очутились так близко к Магиструму. Впрочем, скорее всего, это сам Магиструм за последнюю сотню лет разросся так, что стал ближе к ловушкам.
Медленно продвигаясь вперед, маг выставил вперед обе руки и растопырил пальцы. Сосредоточившись, он призвал в руки энергию элементов, приготовившись стряхнуть с пальцев крохотные заряды. Теперь он стал острее чувствовать магический фон местности и окончательно уверился в том, что спрятанные щиты где-то рядом. Значит, ему не показалось.
Позади хрустнула ветка, и Альдер чуть не подскочил.
– Тише, – прошипел он, бросив взгляд через плечо на замершего Ланье. – Не торопитесь.
Выстроившись в цепочку, отряд медленно двигался через лесную чащу. Верден, возглавлявший шествие, чувствовал себя преотвратно, – ему пора было отдохнуть, но делать привал здесь, так близко от опасности, было бы страшной глупостью. Сначала нужно было выбраться из гиблого места.
Раздраженно вздохнув, Альдер пошел чуть быстрее. Он чувствовал, что щит совсем рядом, но никак не мог увидеть его. Быть может, они проходят мимо него? Деревьев стало меньше, они как будто миновали чащу. Неужели рядом поляна?
– Там! – вдруг крикнул Ланье. – Смотри!
Верден резко остановился, и магистр ткнулся ему в спину.
– Левее, – возбужденно зашептал он, – у тех двух деревьев, что растут рядом.
Маг заметил две елки, растущие из одного корня, и прищурился, пытаясь рассмотреть, что там заметил Ланье. Остальные затаили дыхание.
Вердену не пришлось долго вглядываться, он быстро заметил знакомый синий отблеск – словно кто-то уронил зеркальце в траву.
– Еще, – тихо сказал Ланье. – Смотри, тут в середине деревья растут не так густо. Там, с краю, напротив елок…
Присмотревшись, Альдер заметил и вторую ловушку. Вот и разгадка – здесь два щита и их отражения путали его, заставляя думать, что ловушек гораздо больше. Вздохнув с облегчением, он расслабился и перевел взгляд выше.
– О, – выдохнул он.
– Что? – с тревогой спросил Ланье. – Что там?
– Только посмотрите, – шепотом отозвался маг. – Деревья растут очень густо, справа и слева. А в середине почти пусто.
– Это дорога, – сказал Конрад. – Старая дорога в лесу, что не успела окончательно зарасти деревьями.
– А ловушки когда-то стояли у дороги, перекрывая ее, – подвел итог Верден. – Вот это удача!
– Удача? – удивился Ланье. – Наткнуться на ловушки – удача?
– Наткнуться на дорогу, – поправил его маг. – Нам повезло. Немного отдохнем и двинем по прямой. Хоть дорога и старая, но идти по ней намного легче, чем пробираться через чащу. Надо только снять ловушки.
– Может, лучше обойти? – предложил механик. – Свернем, а потом выйдем на дорогу в другом месте.
– Здесь могут быть другие ловушки, – отозвался маг. – Которые мы не заметили. Проще убрать эти. С ними я хорошо знаком, а что нам встретится в чаще – неизвестно.
– А ты справишься? – осведомился Ланье. – С этими штуками?
– Сделаем, – коротко отозвался маг и снял сумку с плеча.
Отдав ее магистру, Верден засучил рукава, достал из кармана кристалл и крепко сжал в левой руке. Правой он вытащил сохранившийся жезл и медленно двинулся вперед, стараясь держаться чуть в стороне и не оказаться между двух щитов, что должны были схлопнуться, как ладони великана.
С первым он справился без проблем. Подойдя ближе, маг нащупал источник – крохотный осколок кристалла, на который было наложено заклятие. Оно достаточно ослабело и больше не защищало само себя. Верден сосредоточился, и серебристая молния, сорвавшаяся с его жезла, выжгла кристаллик ловушки, заставив его взорваться от перегрузки. Зато со вторым пришлось повозиться – несмотря на почтенный возраст, ловушка прекрасно сохранилась, и магу пришлось подобраться к нему вплотную, закрывшись собственным щитом. Он не раз проделывал подобное во время патрулей, но тогда в любую минуту ему могли прийти на помощь товарищи, а здесь приходилось рассчитывать только на себя. Поэтому Альдер старался действовать медленно и осторожно.
Заклинание было не из самых сложных, его можно было снять, не повредив основы, но сейчас Вердену было не до тонкостей. Поэтому он сосредоточился, призвал магию элементов и взглянул на ловушку сквозь магическую завесу. Рассмотрев нити заклинания, что сплетались в тугой кокон, расположившийся у корней деревьев, Верден привычно отметил ключевые сплетения нитей. Подняв жезл, он осторожно послал слабый импульс энергии, установив связь с заклинанием, так, словно обновлял его силы. Вмешавшись в его работу, Альдер быстро расплел нити заклинания, и, пока оно не успело отреагировать, яркой вспышкой пережег все ключевые сплетения.
Ловушка сработала с громким хлопком, – воздушный щит выстрелил вверх, разворотив кроны обоих деревьев и обломав ветки. Верден, что направил действие заклинания вверх, а не в стороны, как было задумано, лишь усмехнулся, услышав сдавленный вопль магистра.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:46

– Все, – объявил он, наблюдая за тем, как с неба сыплются иголки и мелкие ветки. – Готово.
– Что готово? – громким шепотом осведомился Ланье.
– Я разрядил обе ловушки, – отозвался маг.
Он снова растопырил пальцы, пытаясь нащупать следы других ловушек, но так и не нашел их. То ли они все вышли из строя от старости, то ли их разрядили раньше – так или иначе, поблизости больше не было ничего опасного. Тогда Альдер прошел вперед, пересек заросшую дорогу и остановился у корней деревьев, там, где скрывалась ловушка. Нагнувшись, он подобрал разряженный кристалл и показал его друзьям.
– Не бойтесь, – сказал он. – Теперь здесь безопасно.
Ланье и Конрад переглянулись и медленно вышли из зарослей, ведя за собой лошадей.
– И что дальше? – осведомился механик.
– Привал, – объявил маг, усаживаясь на землю и прислоняясь к дереву. – Пора отдохнуть.
– Может, нужно отойти подальше? – спросил магистр, с беспокойством оглядываясь по сторонам.
– Не стоит, – отозвался маг. – Сейчас это самое безопасное место в этом проклятом лесу. Так что вы как хотите, а я буду отдыхать.
Верден закрыл глаза и сжал в кармане осколок кристалла, которому было как минимум две сотни лет. Вот и еще один сувенир из прошлого, небольшое дополнение к сотне тех, что хранились у него дома.
Альдер некоторое время просто сидел с закрытыми глазами, прислушиваясь к разговору механика и Ланье, что пытались снять поклажу с лошадей. А потом просто уснул.
* * *
К вечеру второго дня Штайн понял, что втянулся. Теперь он шагал по мягкому ковру из опавших листьев уверенно и быстро, не спотыкаясь на каждом шагу. Удивительно, но ему даже удалось выспаться, хотя спали они всего лишь до обеда. Остаток дня маг предложил провести в пути, чтобы уйти подальше в лес и провести ночь как положено, разбив лагерь. План был разумным, и, немного подкрепившись, друзья двинулись в путь.
Идти по старой дороге было намного легче, чем по чаще леса, и отдохнувшие путники продвигались к цели намного быстрее, чем раньше. А выспавшийся Конрад даже начал получать удовольствие от этого путешествия. Было холодно и сыро, из леса пахло гнилью и плесенью, но это не мешало Штайну. Напряжение последних дней отступило, и, главное, ушла неопределенность. Теперь они больше не гадали, что случится, а шли к цели – подготовленные, насколько это было возможно, и уверенные в успехе. Это несказанно радовало Штайна, он привык видеть перед собой цель и добиваться ее. А гадание на кофейной гуще и разгадывание тайн не слишком привлекало его. Теперь он видел цель, шел к ней, и это вселяло в сердце механика уверенность, что теперь все пойдет как надо. По плану. Единственное, что его беспокоило, так это лошадь, что приходилось вести за собой. Проклятое животное сразу невзлюбило нового хозяина и демонстрировало свой дурной нрав – то пыталось укусить за плечо, а то отказывалось идти дальше. Штайн с удовольствием отдал бы ее Вердену, но маг, сославшись на то, что ему нужно следить за ловушками, шел впереди с пустыми руками. Это действительно было разумно, и Конрад оставил возражения при себе. Без помощи мага они давно были бы мертвы. Поэтому механик шел следом, приглядывая за лошадью и вздыхая про себя.
Магистр шел рядом. Лошадка ему досталась смирная, и, похоже, она не возмущалась неожиданной прогулкой, в отличие от спутницы Конрада. Так что Ланье шел рядом, обходя редкие деревья, и старался держаться вровень с механиком. Но сам он был мрачен и задумчив. Несмотря на очередную порцию эликсира мага, Ридус волочил ноги по листве, смотрел прямо перед собой и, похоже, пребывал в отвратительном настроении. Конрад решил, что магистр не выспался, и не надоедал ему разговорами, предпочитая хранить молчание. Но ближе к вечеру, когда Ланье окончательно помрачнел, Конрад понял, что так больше не может продолжаться.
– Ридус, – позвал он, когда магистр в очередной раз поравнялся с ним. – Ты как себя чувствуешь?
Магистр косо глянул на товарища и мотнул головой, откинув с глаз длинную прядь волос, что теперь выглядели грязными и засаленными.
– Все хорошо, – отозвался он, отводя взгляд. – Просто немного устал.
– Понятно, – откликнулся Конрад, решив не лезть к другу в душу. – Ничего, скоро привал. Разложим одеяла, разведем костер и отдохнем как следует.
Ланье не ответил, лишь тяжело вздохнул. Конрад пожал плечами и перевел взгляд на спину мага. Тот ушел вперед шагов на десять и брел, утопая в палой листве чуть ли не по колено. Руки он держал перед собой, словно ощупывал ими невидимую стену. В другой раз Конрад улыбнулся бы нелепой позе Вердена, но только не сейчас. Маг уже два раза заставлял их сворачивать в лес и обходить стороной подозрительные участки. И после случая с ловушками у дороги Конрад без возражений подчинялся указаниям Вердена.
– Конрад, – тихо позвал Ланье, и механик обернулся. – Тебе доводилось убивать?
Механик узнал этот тон, который он слышал и раньше, на дальней заставе, расположенной на самой границе с землями магов. Поэтому он немного помолчал, подбирая ответ, и несколько шагов они прошли в тишине, что нарушал лишь скрип неизвестных пичуг, обосновавшихся на вершинах деревьев.
– Нет, – наконец твердо ответил Штайн. – Не доводилось.
Ланье, терпеливо ожидавший ответа друга, с удивлением вскинул брови.
– В самом деле? – спросил он. – Но я думал, что ты был солдатом. Нес службу, ходил в атаку…
– Я был механиком при батальоне тяжелой техники, – отозвался Конрад. – И за время службы мне довелось убить лишь пару крыс, что поселились в корпусах старых парокатов.
– А вчера? – спросил магистр. – Ты же стрелял?
– Сержанта я просто тяжело ранил, – отозвался Конрад, – а зажигательная граната была не такой уж мощной. Скорее всего, моих преследователей сильно обожгло, но они выживут. Надеюсь.
– А тот бандит, которого ты уложил ночью на улице?
– О, – удивился Конрад. – Да и выбора тут не было. Я даже не задумался, просто спасал свою жизнь. Это не убийство было, просто оборона.
– Понятно, – отозвался Ланье, и Штайну послышалось, что он услышал нотки разочарования в голосе магистра. – А я… Знаешь, я никогда не думал, что так выйдет.
– Думаю, у тебя не было другого выхода, – дипломатично отозвался Штайн.
– Нет, это не так, – с сожалением признался магистр. – Я бы мог сдаться. Да, меня бы заперли, наверно, на несколько лет. Но моей жизни ничего не угрожало.
– Как знать, – откликнулся механик. – Если бы тебя заперли, до тебя бы наверняка добрались те два мага или бандиты, про которых рассказывал Верден. Уж они-то не стали бы с тобой церемониться.
– Я мог бы попросить защиты у своих, – отозвался Ланье. – А вместо этого напал на них. Знаешь, я думал, что в этом виноват эликсир мага, что это он сделал меня таким агрессивным. Но чем больше я думаю об этом, тем больше в этом сомневаюсь.
– Это нормально, – твердо сказал Конрад. – Это правильно, что ты думаешь об этом и сомневаешься в себе. Ты не убийца, Ридус, поэтому тебя и гложет совесть. Вот если бы ты воспринял это легко, как само собой разумеющееся, вот тогда стоило бы беспокоиться.
– Я все время думаю, что можно было бы все сделать по-другому, – с отчаянием воскликнул Ланье. – Этого не должно было случиться! Я где-то совершил ошибку.
– Нет, парень, – подал голос Верден, что замедлил шаги, прислушиваясь к разговору друзей. – Ты сделал что мог и теперь ничего не изменишь. Ты принял решение, теперь учись принимать его последствия. Это элемент обучения этой проклятой жизни, Ланье. И ты пройдешь через это, как и все остальные. Важно лишь то, что ты вынесешь из этого урока.
– Уроки, – Ланье скривился, словно откусил лимон, – я всю жизнь учился. Но у меня такое чувство, что я что-то упустил.
– О да, – отозвался маг. – Ты упустил всю жизнь, Ланье. И только сейчас немного прикоснулся к ней.
Конрад бросил на Альдера суровый взгляд, и маг, ухмыльнувшись, отвернулся и зашагал вперед.
– Перестань об этом думать, – посоветовал механик. – Думай лучше о Вратах, о нашей цели. Думай о том, как изменишь этот мир.
– Да я только о том и думаю, – отрезал Ридус. – Знаешь, в последнее время у меня не было на это времени. Все так закрутилось… Убийства, погони, мы все время бежим. Я был так увлечен идеей Врат, что у меня действительно не было времени подумать о них. А теперь время у меня есть.
– И что ты надумал? – быстро спросил Конрад, радуясь возможности сменить тему и отвлечь друга от мрачных мыслей.
– Чем больше я думаю об этой истории, тем больше странного вижу в ней, – медленно ответил магистр. – У меня появляются вопросы, на которые я не нахожу ответа.
– Например? – осведомился Штайн, краем глаза следя за Верденом, что ушел довольно далеко вперед.
– Например, почему маги, которым был известен секрет Небесных Врат, хранили его столько лет в тайне?
– Ну, мы же говорим о Тайном Ордене, так? – отозвался механик. – Это сумасшедшие фанатики, им не нужно причин. Кто-то из них в давние времена завещал последователям хранить этот секрет, они и хранят.
– Они могли открыть Врата, – продолжал Ридус, – за пару сотен лет они вполне могли найти и магистра, и механика или сами овладеть нужными знаниями. Но они не сделали этого, хотя легенда гласит, что Врата скрывают неисчислимые знания и блага.
– Не хотели делиться с магистрами и механиками? – предположил Конрад. – Пусть лучше не достанется никому?
– Это глупо, – отмахнулся Ланье.
– Зато прекрасно иллюстрирует характер магов-фанатиков, – отозвался Конрад.
– Боюсь, они знают что-то такое, что не знаем мы, – сказал магистр. – И меня беспокоит то, чего мы не знаем.
– Да ладно, – бросил Конрад. – Легенде о Вратах много лет, но все считали ее сказкой, поэтому мало кто знает о них что-то конкретное.
– Сказкой, – задумчиво протянул магистр. – Конрад, ты понимаешь, что Врата были в самом центре прошлой войны? Что они не случайно стоят в самом центре Пустоши, что именно с них все и началось?
– Может быть, – отозвался Штайн. – Скорее всего, наши предки их не поделили. Потому и начали воевать.
– Да, скорее всего, – согласился магистр. – Но это значит, им была известна тайна Врат. И магам, и механикам, и тем, что позднее основали Магиструм. Может быть, не всем им, но правителям наверняка. Они устроили настоящую войну на уничтожение из-за этих Врат, потому что считали их очень ценными. А потом, после войны, Врата вдруг на две сотни лет превратились в сказку?
– Наверно, все, кто знал правду о Вратах, погибли, – предположил Конрад. – Ты же знаешь, после войны было утрачено множество знаний. Хотя, наверно, именно небольшая группа магов сохранила это знание и решила спрятать его.
Ланье некоторое время шел молча, разглядывая спину Вердена, что шел впереди и теперь не оглядывался. Конрад, радовавшийся тому, что ему удалось сменить тему разговора, внезапно ощутил смутное беспокойство. Беседу с Ланье он поддерживал механически, просто желая отвлечь друга, но теперь Конрад вдруг понял, что магистр прав. Мысленно оглянувшись на прошедшие дни, Штайн понял, что и он попал под очарование старой легенды и, возбужденный невероятным открытием, перестал мыслить критически. И, как правильно заметил Ланье, у него не было времени подумать обо всех несоответствиях.
– Подожди, – пробормотал он. – Что ты хочешь этим сказать?
– Знаешь, – откликнулся Ланье, не отводя взгляда от Вердена, пробирающегося сквозь кучи палой листвы, – когда я учился, легенда о Вратах была своеобразным примером. Учителя всегда твердили нам, что это миф, а мифами не стоит увлекаться. Те, кто воспринимал информацию о Вратах всерьез, подвергались насмешкам. Нам много лет вбивали в голову, что Небесные Врата – сказка. И, тем не менее, история была очень живучей и будоражила умы многих молодых магистров, что натыкались на упоминания этих Врат то в одном, то в другом историческом документе.
– И что? – спросил Конрад. – В нашем училище эта история тоже была популярной. Но поскольку магия у нас не приветствовалась, то за распространение подобных историй можно было схватить пару нарядов вне очереди.
– Конрад, они знают, – сказал Ланье, повернувшись и взглянув в глаза своему другу. – Совет Магов, Ложа Магистров, ваш Канцлер… Они знают о Вратах. Они не могут не знать, из-за чего именно случилась величайшая война между народами. Но они прилагают все усилия, чтобы скрыть эту информацию. Маги прячут ее в недрах Тайного Ордена, нам внушают, что это миф, а у вас вообще запрещены упоминания о любой магии.
Конрад прошел несколько шагов, прежде чем осознал слова Ридуса. Вспомнив о том, что именно посол приказал доставить его живым для допроса, механик остановился.
– Постой, – враз охрипшим голосом сказал он. – Ридус, этого не может быть. За это время кто-нибудь из них открыл бы Врата. Нашли бы способ, ты правильно сказал. Маги, например. Или магистры.
– И вызвали бы тем новую войну? – осведомился Ланье. – Уж наверняка остальные не стали бы просто глазеть на то, как их противник открывает легендарные Небесные Врата.
– Благие небеса, – пробормотал Конрад и зашагал вперед, пытаясь нагнать Ланье.
– Ты знаешь, что это не первая война, что разразилась на этом месте? – осведомился тот. – То, что случилось две сотни лет назад, лишь результат вражды двух народов. А то, что случилось раньше, именно и раскололо некогда единый народ на две части – магов и механиков. И лишь много позже, после страшной войны, от них отделились магистры.
– Я слышал что-то такое про единый народ, – пробормотал Конрад. – Но о тех временах сохранилось очень мало рассказов.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:46

Все исторические хроники, если они и были, уничтожила война.
– Или о них просто не рассказывают в училищах для юных механиков, – заметил Ланье.
– Может быть, – отозвался Штайн, – теперь я уже не уверен в том, что учился нужным вещам. Может быть, стоило больше уделять времени урокам истории.
– Вряд ли бы это помогло, – буркнул Ланье. – Боюсь, что все намного хуже, чем кажется.
– К чему ты клонишь? – осведомился Конрад.
– Знаешь, – сказал магистр. – Я все время думал о том, что я сделал не так. Теперь я думаю о том, что делаю сейчас и что, возможно, я еще сделаю.
– Не понимаю, – хрипло сказал Конрад, чувствуя, как в висках барабанной дробью бьется пульс.
– Я думаю о том, не делаем ли мы сейчас самую главную ошибку в своей жизни? – задумчиво произнес Ридус. – Что, если вместо неисчислимых благ открытие Небесных Врат принесет нашему миру лишь войны и страдание?
Конрад не ответил. Он молча шагал вперед, размышляя над словами друга и пытаясь усмирить бившееся, как испорченный движитель, сердце. Ланье, конечно, перегибает палку. Возможно, он немного не в себе из-за того, что случилось в подвалах Магиструма, и его подозрительность слишком обострилась. Но в его словах есть доля правды. Сейчас Штайн даже не мог сказать, верит он другу или нет. Тут не вопрос веры. Все это лишь предположения, догадки, фантазии, писанные вилами на воде. В этой области он никогда не был силен, Конрад предпочитал работать с фактами. А их было не так уж много.
– Предлагаешь повернуть? – наконец спросил он. – Бросить все, вернуться обратно в Магиструм?
– Не знаю, – признался Ланье. – Если бы я знал что-то наверняка, то, возможно, и вернулся бы. Но все это лишь мои догадки. А реальность такова, что в Магиструме нас всех ждет смерть. Маги не оставят нас в покое. А если мое предположение верно, то нас всех ждет незавидная судьба, даже если мы ускользнем от членов Тайного Ордена. Меня навеки запрут в каком-нибудь подвале, а быть может, и казнят, чтобы скрыть эту историю.
– Меня так точно расстреляют, – буркнул Конрад. – Не за тайну, так за измену.
– Верден прав, – сказал Ланье, высматривая фигуру мага в сгустившихся сумерках. – Он сказал, что только открытие Врат и широкая огласка может спасти его шкуру. Возможно, это касается нас всех. Если мы сделаем это, то больше не будет смысла хранить тайну. Останется только месть.
– Но если мы можем принести миру войну, то, может, стоит отступить? – отозвался Конрад, чувствуя в груди неприятный холодок страха. – Может, стоит умереть, чтобы не выпустить в наш мир ужасы войны?
– Может быть, – согласился Ланье. – Если бы мы только знали это наверняка. Ведь, может быть, прав на самом деле ты. И даже если наши правители знают тайну Небесных Врат, то просто не могут договориться, как делить блага. А умирать из-за их жадности было бы невыразимой глупостью.
– Тут ты прав, – отозвался Конрад. – Ты просто не представляешь, как ты прав. Ты бы видел, как живут крестьяне на равнинах. Целые народы, племена прозябают в нищете. Такое впечатление, что они отстали от нас на века. Многие у нас думают, что это нормально, что их так и надо держать отсталыми и пользоваться плодами их рабского труда, не допускать их в наши города и не обучать их наукам. Но я так не считаю. Когда я говорю, что мы должны принести блага всему нашему миру, я имею в виду не только Механикум, Магиструм и Малефикум.
– Я не думал об этом, – признался Ланье. – Но думаю, что ты прав. На кон поставлено слишком многое, чтобы решать все, руководствуясь только слухами и предположениями.
– Нам не хватает информации, – согласился механик. – Ридус, мы ничего толком не знаем. И не можем принять верное решение сейчас.
– И принять его последствия, – мрачно заметил магистр, припомнив слова мага.
– Нужно узнать, что скрывают Врата, – твердо сказал Конрад. – Быть может, у нас еще не получится их открыть. Пока что мы делим шкуру неубитого медведя.
– Согласен, – отозвался Ридус. – Отложим это решение. Но я не перестану думать об этом. И еще кое о чем.
– Я рад, что ты поделился со мной своими сомнениями, – сказал Конрад. – Думаю, мы вернемся к этому разговору, но лишь после того, как найдем Врата.
Ланье не успел ответить – маг остановился и обернулся к ним. Друзья переглянулись и, не сговариваясь, решили прекратить разговор.
– Эй, болтуны, – позвал Верден, потирая отросшую щетину на подбородке. – Все, привал. Давайте, разбирайте вещи.
Конрад оглянулся по сторонам, с удивлением заметив, что вечер плавно перешел в сумерки. Здесь, под кронами деревьев, где всегда царил полумрак, наступление ночи было не слишком заметно. Маг прав – тут деревья растут не так густо, можно разбить лагерь и провести здесь ночь.
– А ты? – спросил Штайн, наблюдая за тем, как магистр вытаскивает поклажу из вьюков.
– Пойду соберу хворост для костра, – отозвался маг, подходя ближе. – А вы с этой полянки ни ногой. Ясно?
– Так точно, – машинально отозвался Конрад и тут же нахмурился.
– Штайн, – позвал маг, подойдя вплотную к механику. – Та стреляющая штука у тебя с собой? Заряжена?
– Да, – тихо ответил Конрад, глянув в спину Ланье, что безмятежно расстилал одеяла на сухих листьях.
– Я отойду, а ты держи ее наготове, пока меня не будет, – сказал маг. – И присмотри за пацаном. Наш магистр, похоже, немного раскис, и если что, толку от него не будет.
– Если что? – переспросил Конрад.
– Знаешь, – тихо отозвался маг, – мне кажется, что за нами следят. Издалека. Едва заметно.
– Что? – Конрад невольно положил руку на пояс, поближе к пистолету. – Погоня?
– Да тише ты, – буркнул маг. – Я ни в чем не уверен. Может быть, это лишь эхо магических ловушек, разбросанных по лесу. Не стоит зря пугать парня. Видно же, что он не в себе, не хватало еще, чтобы сломался окончательно. Нам скоро понадобятся его знания.
– Понимаю, – протянул Конрад, бросив взгляд на Ридуса, что уселся на расстеленное одеяло и уставился в землю. – Да, пожалуй, не стоит его тревожить. Ему сейчас нелегко.
– Вот и ладненько, – отозвался Верден. – Пойду за дровами, заодно осмотрю округу. А ты не расслабляйся, поглядывай по сторонам, механик.
– Сделаю, – отозвался Конрад. – Только не пропадай надолго. И не рискуй, – твоя голова нам тоже понадобится.
– Я тут как дома, – отозвался Верден и хмыкнул. – В отличие от вас.
Конрад кивнул и переложил пистолет в широкий карман куртки. Маг, ухмыльнувшись, повернулся и пошел в лес. Штайн проводил его фигуру долгим взглядом и обернулся к своей лошади.
– Ну а с тобой-то что делать? – пробормотал механик и, не дождавшись ответа, принялся расстегивать ремни тюков.
* * *
Ридус шагал по мягкой листве быстро, но совершенно бездумно. Он не чувствовал ног, воспаленные глаза слипались, неимоверно хотелось спать. Маг так и не дал им выспаться – разбудил среди ночи и заставил быстро собраться. В дорогу выдвинулись еще затемно, и Ланье начал свой путь, так толком и не проснувшись. Волшебный эликсир мага действовал – магистр не чувствовал усталости, тело казалось наполненным силой, и он мог шагать день и ночь без отдыха. Они и шагали, не очень быстро, но уверенно. Когда миновало утро, Ланье обнаружил, что в кровь стер ноги, но боли он не чувствовал – тело словно онемело, сделалось чужим. Конрад наскоро замотал ступни друга в чистые тряпки, разрезал ножом его ботинки, сделав их шире, и велел идти так. Сказал, что когда служил в армии, это помогало.
К обеду Ридус понял, что ему нужно отдохнуть. Сейчас он хотел одного – завалиться на свою кровать и уставиться на знакомый до слез потолок, на котором изучил каждую трещинку. Его тело не устало, нет, устала голова. Ланье знал, что сейчас ему просто необходимо расслабиться и больше ни о чем не думать хотя бы день. В этом и заключалась проблема.
Он думал все время, теперь его было предостаточно. И чем больше Ридус размышлял о Небесных Вратах, тем хуже ему становилось. Предположения и догадки переполняли его разум, а невозможность записать свои идеи доводила до бешенства. И Ланье уцепился за спасительную мысль – не думать больше ни о чем, пока они не увидят Врата. Конрад прав, нужно сначала все выяснить, прежде чем принимать решение. Но не думать о цели, к которой идешь днями и ночами, было совершенно невозможно.
И все же магистр старался. Он пытался отключиться, заснуть на ходу, превратиться в механизм, тупо переставляющий ноги и не думающий ни о чем. И ему это удалось – к вечеру, когда они уже не столько шли, сколько едва плелись, Ридус настолько отключился от внешнего мира, что не сразу понял, что к нему обращаются.
– Стойте, – велел маг, – да остановитесь же!
Ланье послушно замер и, с трудом оторвав взгляд от пестрого ковра листьев под ногами, взглянул на друзей. Конрад стоял рядом, сжимая в побелевшем кулаке уздечку своей лошади. Выглядел он неважно – белый, как простыня, и заметно осунувшийся. Верден, что остановился на краю поляны, чтобы подождать друзей, выглядел, напротив, свежим и бодрым.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:47

– Ну, как вы? – спросил он, подходя ближе. – Еще дышите?
– Не думал, что такое возможно, – медленно ответил Штайн, – человеку это не под силу, столько идти.
– Это магия, мой друг, очень действенная магия, – отозвался Верден. – Потом твой организм расплатится за этот рывок. Проваляешься в постели неделю, не меньше. Если у нас будет это «потом».
– По тебе, маг, и не скажешь, – буркнул Конрад, вытирая вспотевший лоб. – Выглядишь так, как будто хорошенько выспался.
– Я привык к таким походам, – бросил Альдер, открывая сумку, висевшую у него на плече. – Не в первый раз. Но и отходняк у меня будет тяжелее.
– Отходняк? – одними губами прошептал Ридус. – Забавное словечко.
– Жаргон высших магов, – ухмыльнулся Верден. – Ладно, давайте передохнем немного. Скоро начнется Пустошь.
– Пустошь? – Ланье вскинул голову и заморгал, пытаясь очнуться от странной дремоты.
Его ждал сюрприз: погрузившись в себя, он и не заметил, что местность вокруг изменилась. Лесные великаны давно остались позади, и теперь друзей окружали невысокие и редкие деревья. Ридус назвал бы это молодой порослью, если бы не их вид. А выглядели он так, будто засыхали на корню – голые стволы, уродливые кривые ветви без листьев. Неведомая сила скрутила деревья, пригнула их к земле и заставила расти не вверх, а во все стороны разом.
– Странное место, – пробормотал механик, озираясь по сторонам. – Тут будто ураган прошел.
– Можно и так сказать, – отозвался Верден. – Это последствия магических ударов. Конечно, война давно закончилась, но магия все еще отравляет эту землю. В Пустоши так вовсе ничего не растет.
– Я не понимаю, – пожаловался Ридус, облизнув пересохшие губы. – Дорога не так опасна, как в рассказах. Мы только раз встретили ловушки. Почему сюда не ходят толпы?
– Раньше ходили, – отозвался маг, – толпы тех, кто считал, что опасности дороги в Пустошь слишком преувеличены. Да только большинство из них не вернулось.
– Где странные звери? – пробормотал Ридус. – Ядовитые озера, поляны без воздуха, светящиеся огни…
– Ты бы все это увидел и почувствовал на своей шкуре, если бы сунулся в чащу один, – сказал Верден, подходя к лошадям и доставая из вьюков бурдюки с водой. – Но вы идете со мной. Ловушки мы обходили стороной, как и гиблые места. Зверей отпугивает мое простенькое, но надежное заклятие в амулете. А светящиеся огни, надеюсь, ты не увидишь никогда.
Достав бурдюки, маг протянул один механику, а другой Ридусу. Магистр тут же припал к своему, жадно глотая теплую воду. Конрад вскинул руки, доставая пробку, и обе лошади дружно вздрогнули. Они выглядели еще более изможденными, чем их хозяева, и больше уже не пытались показывать норов. Казалось, что они держатся на ногах из последних сил.
– Чуют, заразы, – буркнул маг, выливая в свой бурдюк очередной пузырек зелья. – Придется их оставить здесь.
– Бросить лошадей? – вскинулся Конрад. – Это еще почему?
– Мне не хватит сил защищать еще и скотину. Нас я защищу, но лошади – это лишнее. К тому же поглядите на них – еще пару часов, и они просто падут. Им нужен отдых, питье, еда, а мы не можем задерживаться.
– Погоди, – пробормотал Ридус. – А вещи?
– Набивайте мешки едой и тащите с собой. Главное – вода. А там потом разберемся, что к чему.
– А мне интересно, от чего ты собрался нас защищать, – сказал Штайн, не отводя взгляда от мага, что жадно пил из бурдюка.
– Там, – Верден махнул рукой в сторону прогалины, – начинается Пустошь. Там ничего не растет, и это не случайно. Всякой заразы хватает, но самую страшную ты не увидишь и не почувствуешь. Это магия расщепления, вернее, ее остатки, что действуют как невидимый яд, разлагая тела.
– Яд? – пробормотал Ридус, рассматривая искривленные деревья. – Я слышал о расщеплении. Но мне казалось, это утраченная магия.
– Да где там, – буркнул Альдер. – Просто очень редко используемая. В принципе любой маг может расщепить первоэлементы. Но дело в том, что сам и становится центром этого расщепления. Смертельный номер. Любой сильный маг может это сделать – но только раз в жизни.
– И часто это бывает? – насторожился механик. – Я тоже слышал про магию расщепления, но не думал, что это сейчас возможно.
– К этому прибегают крайне редко, – отозвался Верден, копаясь в сумке. – Расщепление дает чудовищный взрыв, убивающий все живое и разрушающий материю. Так что первое, чему учат магов-подмастерьев, это тому, как предотвратить взрыв расщепления. От этого можно защититься – заблокировать реакцию магическим полем, как бы поместить источник внутрь бутылки и запечатать его там. Кроме того, любой, кто попробует выкинуть такую штуку, будет навеки проклят Советом Магов. И его семья. И друзья, учителя… Так что к такому средству прибегают лишь самые отчаявшиеся маги, и, к счастью, все их попытки пока удавалось предотвратить.
– Самим магам, – мрачно отозвался механик. – А если он явится в город, где нет других магов, и расщепит сам себя?
– Не волнуйся, – хмыкнул Верден. – Твоим друзьям из Механикума прекрасно известно об этом. У вас не случайно мгновенно арестовывают любого, кого заподозрят в сотворении магии. А особо подозрительных убивают сразу, даже не пытаясь арестовать.
– Так это из-за расщепления? – удивился Штайн. – Теперь мне понятно, почему все время говорят о жестокости контрразведки. И надо сказать, что теперь я их понимаю лучше.
– Магиструм? – спросил Ридус. – В городе очень много магов…
– И все приглядывают друг за другом, – перебил его Альдер. – А ваши Стражи, прекрасно знающие о расщеплении, знают, как от него защититься.
– Кстати, как именно? – спросил Конрад. – Как ты собираешься нас защищать.
Верден вытащил руку из сумки и раскрыл ладонь. На ней лежали два голубых камешка, вставленные в оправу из золотых нитей.
– Берите, – велел маг. – Держите при себе и постарайтесь не отходить от меня дальше, чем на полсотни шагов.
Ридус без колебаний взял один из камешков и принялся его разглядывать. Конрад же немного поколебался, прежде чем взять оставшийся амулет.
– Что это? – с подозрением спросил он, разглядывая золотую оправу.
– Это приемники, – сказал Верден. – Они создадут вокруг вас невидимую оболочку, нейтрализующую поток расщепленных первоэлементов. От взрыва это не защитит, но от его последствий – вполне.
– А передатчик? – тут же спросил Ланье.
Маг, ухмыльнувшись, достал из сумки большой амулет, висевший на длинной цепи. Кристалл в нем был значительно больше, а оправа была толщиной в пару пальцев, и казалось, что кристалл просто вплавили в кусок золота.
– Мне приходилось частенько заглядывать в Пустошь, – сказал маг, – эта штука всегда со мной.
– И как она работает? – спросил Конрад, пряча свой амулет в нагрудный карман.
– Если не углубляться в подробности, то я сосредоточиваюсь, активирую амулет и постоянно посылаю в него свою силу, – отозвался маг. – Это защищает меня. А амулет пересылает свою энергию вашим, активируя их работу. Хочу предупредить, это отнимет у меня много сил, так что вам придется внимательней поглядывать по сторонам. Возможно, если излучение будет слишком сильным, вам даже придется меня нести.
– Дай, – потребовал Ридус, протянув руку к магу. – Дай передатчик.
Верден удивленно вскинул брови, но снял амулет и протянул его магистру. Ридус тотчас его перевернул, всмотрелся в тонкие линии начертательного заклятия и начал шарить по карманам жилета.
– Ты что это? – спросил маг, хмуря брови. – Постой!
Но Ридус не обратил внимания на его слова. Не отрывая взгляда от амулета, он достал из глубокого кармана жилета медную коробочку размером чуть больше амулета. Раскрыв ее, он быстро сунул внутрь пару небольших глоубов, туда же пристроил амулет, а потом сел на корточки и склонился над конструкцией.
– Эй, – окликнул его маг. – Ты что затеял? Не делай ничего, у меня второго такого нет!
– Ридус, – позвал встревожившийся Конрад. – Постой…
Но Ланье не остановился. Кольцо соскользнуло с его пальца, превратившись в подобие когтя, и на его острие замерцал голубой огонек. Маг с проклятием кинулся к Ридусу, но опоздал – тот сунул палец в коробочку, и она выбросила сноп голубых искр.
– Ридус! – возопил Конрад, а маг выхватил из рук магистра коробку и отскочил в сторону.
– Уже все, – отозвался Ланье, медленно поднимаясь на ноги.
– Ты что сделал! – воскликнул Верден, заглядывая в коробку. – Ты его приварил!
– Да, – невозмутимо подтвердил Ридус. – Знакомое заклинание, да и у амулета есть выводы. Думаю, раньше его уже использовали с внешним питанием.
– Откуда у тебя эта коробка? – тоном тише осведомился маг. – И что там написано на ее дне?
– Старый проект, – отозвался Ридус. – Это легко.
Маг, сердито сопя, потряс коробку, потом сунул в нее палец и закрыл глаза. Конрад почувствовал, как в его кармане шевельнулся маленький амулет, и чуть не подскочил от неожиданности.
– Эй! – сказал он. – Что происходит?
– Наш юный друг, несомненно, гений, – отозвался маг, вынимая палец из коробочки. – Но очень невоспитанный. Хоть бы разрешения спросил.
– Дольше объяснять, чем делать, – отозвался Ланье, пожав плечами. – Мы же торопимся?
– Да что ты сделал? – с возмущением спросил Конрад, начиная закипать от ярости. – Кто-нибудь мне объяснит?
– Этот тип только что перевернул пару незыблемых принципов использования магических артефактов, – отозвался Верден. – Он заменил живого мага своими проклятыми глоубами. Теперь мне не нужно все время посылать силу в амулет, нужно лишь активировать и настроить его.
– Глоубы заменяют магов, – отозвался Ридус. – Вот наш принцип.
– Но насколько их хватит? – задумчиво спросил Верден у медной коробки. – А?
– Зависит от времени использования, – отозвался магистр. – И если что, у меня есть еще глоубы.
– Потрясающе, – тихо сказал маг. – Надеюсь, с Вратами у тебя получится так же легко и быстро.
– Посмотрим, – сдержанно отозвался Ридус. – Там задачка посложнее.
Маг повесил амулет себе на шею и расплылся в широкой улыбке. Конрад же с сомнением потрогал карман, в котором лежал амулет. Вся эта мистика была выше его понимания. Он бы предпочел хороший защитный костюм из металлизированной ткани.
– Возрадуемся, друзья, – торжественно возвестил Верден чужим голосом, явно передразнивая кого-то из знакомых. – И начнем разбирать вещи. Давайте, шевелитесь! Оставим лошадей здесь, они будут нам мешать, пока не сдохнут. Мне теперь будет гораздо легче, так что пойдем быстрее. Давайте, давайте! Быть может, к утру мы доберемся до Небесных Врат.
– Если доживем до утра, – буркнул Штайн, оборачиваясь к своей лошади, что дрожала всем телом и роняла пену с серых губ. – Верден, помоги Ридусу, хватит трепаться.
Маг тяжело вздохнул и принялся расстегивать ремни на лошади магистра. Ридус же без сил опустился на землю и уставился на серые скелетики сгнивших листьев под ногами.
Он не был уверен, что доживет до утра.
* * *
К утру добраться до Небесных Врат не удалось. Верден был полон решимости шагать и дальше по выжженным холмам, но его компаньоны сдались раньше. Пришлось заночевать прямо на одном из холмов, что страшно расстроило Альдера. Он приложил немало усилий, чтобы расчистить почву от опасных последствий взрывов, и лишь тогда с неохотой признал, что и ему следует отдохнуть. Конрад тоже едва держался на ногах и согласился с магом. Он еле нес свой волшебный чемодан, из которого выкинул все лишнее, набив просторное нутро припасами.
Но утром, едва рассвело, Верден поднялся первым и безжалостно погнал спутников в дорогу. Ридус и Штайн не сопротивлялись – без возражений поднялись и, словно еще не проснувшись, вяло собрались. Шли они медленнее, чем раньше и Альдер начинал беспокоиться, – похоже, эликсир подорвал внутренние силы друзей. Верден предполагал, что они держатся на ногах только благодаря лошадиной дозе магического напитка, которым он потчевал спутников. Сам маг был к нему привычен и знал предел своих сил. Но Ланье и Конрад, похоже, этот предел перешагнули, и Альдер понятия не имел, чем это для них кончится.
Ближе к обеду, шагая по холмам, он все чаще бросал на своих спутников озабоченные взгляды. Казалось, они выдыхаются, несмотря на эликсир. Вердену это не нравилось, и он молил небеса только об одном, – чтобы сил механика и магистра хватило, чтобы добраться до Врат и открыть их. Альдер знал, они уже близко. Еще чуть-чуть, и они доберутся до самого центра этого проклятого места.
Сам маг не раз бывал на краю Пустоши и прекрасно знал, как она выглядит, поэтому он не обращал особого внимания на пустые холмы. Но Ридус и Штайн, хоть и смертельно устали, вертели головами, разглядывая местность. И незаметно, сами того не осознавая, держались ближе друг к другу, словно ища защиты у товарища.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:47

Холмы Пустоши действительно были не самым прекрасным зрелищем в мире. Как только кончились редкие изуродованные деревья, перед путниками раскинулись пустые земли – огромная равнина выжженной земли. Она не была гладкой, вовсе нет. Она состояла из пологих холмов, напоминающих волнующееся море. Глядя на их вершины, казалось, что когда-то давно земля размягчилась и ходила ходуном, как вода в кадке. А потом застыла, превратившись в спекшуюся глиняную массу, покрытую сеткой трещин. Альдер знал, что так, собственно, и было на самом деле, – несмотря на прошедшие века, он до сих пор ощущал последствия тех ударов, что перемешали землю Пустоши и заставили ее вздыбиться подобно застывшим волнам.
Чем ближе они подходили к центру Пустоши, тем выше становились холмы. Верден по-прежнему шел впереди, контролируя на ходу процессы защиты и страшно радуясь изобретению магистра. Маленькие глоубы значительно облегчили работу мага, теперь ему не нужно было генерировать поток силы, направленный в амулет. Ему оставалось только направлять его и держать в постоянном рабочем состоянии. Более того, он попробовал приложить и свои усилия к работе глоубов, и их мощность резко возросла. Альдер не стал продолжать эксперименты на ходу, но был уверен, что смог бы настолько уплотнить защитные поля, что они выдержали бы и прямой удар магии расщепления, совсем как те магические сферы, что их заставляли делать на занятиях в Школе магов. Конечно, он и раньше мог защитить себя от подобного взрыва или даже погасить реакцию другого мага, но это касалось только его самого. Теперь же он без особых усилий мог распространить защиту и на своих спутников. Это впечатляло. Верден даже представил, что бы его ждало в Малефикуме, если бы он вернулся в родной город с подобным устройством. На памятник, пожалуй, рассчитывать не стоило, а вот на благодарность Совета – вполне.
Со вздохом Альдер признался сам себе, что этого изобретения недостаточно, чтобы снять его с крючка Совета. Если бы он сейчас вернулся домой, его бы на части порвали даже без убийц из Тайного Ордена Истории, что все еще охотились за ним. Нет, путь у него только один – вперед к Вратам. Что бы они ни скрывали, их нужно открыть и попытаться использовать для спасения.
Добравшись до очередной вершины, Верден остановился и оглянулся. Его спутники все еще поднимались, и маг, дожидаясь их, окинул задумчивым взором бугристую равнину, что расстилалась перед ним. Он не был глухим и прекрасно слышал разговор Ридуса и Конрада прошлой ночью, когда они обменивались мыслями насчет Врат. Альдера, впрочем, не слишком волновало то, что правители всех городов могли знать о Вратах. Больше всего его волновала личность того мага-беглеца, что втянул всех их в эту историю. Какие цели преследовал он? Чего хотел добиться? И не появится ли он в последний момент, чтобы убрать ненужных пешек и самому завладеть Вратами? Или он все-таки погиб в схватке с магами Тайного Ордена?
Верден скептически хмыкнул. Пожалуй, этот тип был слишком изворотлив, чтобы пасть от руки собственных товарищей. На это рассчитывать не стоило. К тому же этот странный магический фон, что Альдер чувствовал уже третий день, вполне мог быть знаком того, что за ним следят. Следят, но не атакуют. Значит, это не взбешенные убийцы Ордена, которых Верден провел в тот раз, натравив их на старину Фильвера. Скорее всего, это и есть тот загадочный тип. Но он пока далеко. Значит, у них есть время открыть Врата и узнать – что там. И решить, что делать.
Вспомнив о Фильвере, маг нахмурился. Слова старика тоже беспокоили его. Весь этот бред о судьбе, о решениях и их последствиях… Все это было так сумбурно, что не стоило принимать слова старика во внимание. Но, с другой стороны, Фильвер явно что-то знал. Он был у Врат, наверняка. Открывал их или нет – вопрос другой. Но старый маг что-то недоговаривал. Будь у него время, Верден бы побеседовал с ним поподробнее. Но времени как раз и не было.
Очнулся Верден от своих мыслей, только когда рядом засопел механик. Он подошел вплотную, положил руку на плечо магу и едва ли не повис на нем.
– Ну, – буркнул Альдер, – полегче, приятель.
– Извини, – выдохнул Конрад. – Как-то мне не по себе.
Альдер осторожно обернулся и увидел Ридуса, что уже поднялся на вершину холма, но встал чуть в стороне, всматриваясь в застывшее море высохшей глины. Магистра чуть покачивало, и Верден решил, что пора выдать спутникам новую порцию эликсира, иначе они свалятся, прежде чем доберутся до Врат. А ведь они уже близко! Альдер чувствовал, что давление на их невидимые щиты возросло. Значит, они почти у самого центра Пустоши – она ведь не так велика, как кажется при взгляде на карту. Быть может, за этим холмом… Или за следующим… Только бы они не были внутри холма! У них просто не хватит сил, чтобы раскопать их.
Маг повел широкими плечами и стряхнул руку Конрада. Потом отцепил от пояса бурдюк с раствором зелья силы и протянул механику. Тот поморщился.
– Пей, – велел Альдер. – Давай, а то свалишься.
– С удовольствием бы свалился и уснул на недельку, – пробормотал Штайн, неохотно принимая бурдюк.
– Потом, – пообещал Верден, наблюдая за тем, как Конрад делает глоток. – Чуть позже.
– Дожить бы, – буркнул механик, отдавая бурдюк. – Ридус!
Магистр не откликнулся, и Верден спешно обернулся. Но Ланье, вопреки его ожиданиям, все еще стоял на ногах, неотрывно смотря на холмы.
– Ланье, – позвал маг, подходя ближе. – Тебе нужно выпить эликсира. Станет легче, я обещаю.
Магистр не ответил, он смотрел на выжженные холмы и чуть покачивался. Тогда маг взял его за руку и вложил в нее бурдюк. Ридус машинально схватил его, опустил глаза и с удивлением перевел взгляд на мага.
– Там, – сказал он, ткнув рукой с бурдюком в сторону холмов.
– Что там? – переспросил Альдер.
– Небесные Врата, – отозвался магистр, медленно опуская руку.
– Ты давай, пей, – велел ему маг. – А то не дойдешь до Врат.
Ланье послушно вытащил затычку и сделал пару хороших глотков. Верден же прищурился, пытаясь разглядеть – что там высмотрел глазастый магистр.
– Ничего не вижу, – буркнул он и в тот же миг заметил яркий блеск, словно зеркальце сверкнуло в солнечном свете.
Дыхание мага перехватило. Он задохнулся и, не в силах вымолвить ни слова, ткнул пальцем в холмы – туда, где блестела яркая точка.
– Что? – спохватился Конрад, подходя к друзьям. – Что там?
И увидел сам.
Верден медленно, словно во сне, сделал шаг вниз по склону. Потом второй. Блестящая точка пропала из виду, но Альдер запомнил, где она находилась. И тогда он побежал.
Маг скатился с холма и с разбега взлетел на следующий, жадно высматривая искорку. Увидев ее, Верден снова побежал. Он летел, и сухая глина трескалась под его ногами, рассыпаясь клубами тяжелой пыли. Ему было все равно – следуют ли за ним спутники или нет – он совершенно забыл про них. Он знал одно – там, за холмами, скрывается то, к чему он так долго шел. Небесные Врата.
Задыхаясь и отчаянно хрипя, Альдер миновал еще две вершины и остановился на третьем холме. Не в силах сделать еще один шаг, он упал на четвереньки и заполз на вершину. Уставившись вниз, он замер.
Врата стояли в огромной яме меж двух холмов. Они выглядели точно так, как он себе и представлял, – огромная серебряная дуга, толстая у оснований и тонкая на самом верху. На вершине – тонкая игла, чуть выступающая над холмами, – именно ее блеск и заметил магистр. Верден затаил дыхание, разглядывая блеск арки. Она была пуста, сквозь нее прекрасно был виден соседний холм, но вместе с тем в этой пустоте что-то таилось. Что-то неправильное. Эта пустота должна быть чем-то заполнена. Просто обязана.
Сверкание дуги, выглядевшей как начищенный до блеска металл, заворожило мага. Он так и стоял на четвереньках, разглядывая величественное сооружение, пока не подошли магистр и механик. И лишь когда они подхватили мага под руки, пытаясь поднять его на ноги, Верден очнулся.
– Я сам, – бросил он, отталкивая Ланье.
Выпрямившись, Верден тяжело вздохнул и, наконец оторвав взгляд от арки Врат, взглянул на друзей. Конрад и Ридус выглядели посвежевшими. Новая порция эликсира придала им сил, и теперь оба улыбались, почувствовав себя намного лучше. Альдер знал, что вскоре им опять станет худо, когда эликсир выжмет последние силы из их тел. Но сейчас это было не важно. Совсем не важно.
– Мы нашли их, Ридус, – произнес механик, положив руку на плечо товарища. – Нашли.
Ланье выпрямился и с гордостью глянул на обессиленного Вердена, что начал шарить руками по поясу в поисках бурдюка с эликсиром.
– Господа, – звучно произнес магистр Ланье, и в его голосе зазвучали отголоски речей магистров Великой Ложи. – Позвольте поздравить вас, мы нашли Небесные Врата.
Штайн ухмыльнулся, а Верден, сделав пару торопливых глотков, подавился и закашлялся.
– Ну, – сказал он, убирая бурдюк, – идем?
– Идем, – сказал Ланье.
И они начали спускаться с холма. Одновременно, втроем – магистр, маг и механик, что впервые за последние две сотни лет встретились ради одной только цели – найти Небесные Врата.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:48

* * *
Металл, из которого была создана арка Врат, восхищал Конрада. Он не встречал еще ничего подобного – гладкий, прочный и вместе с тем едва теплый на ощупь. Штайн с удовольствием касался его, когда разбирал часть опоры, чтобы добраться до подвижных частей арки. По чести говоря, этот материал не слишком-то был похож на металл, но другого слова механик просто не мог подобрать.
Удобно устроившись у широкой четырехгранной опоры, с внутренней стороны арки, Штайн быстро, но без лишней спешки снял панель, прикрывавшую механизмы. На этот раз все прошло быстро и гладко. А вот с первой, на той стороне арки, пришлось повозиться. Штайн убил не меньше часа, пытаясь разобраться в чертежах. Не обошлось и без помощи Ланье, что помог найти едва заметные шершавые символы на гладком металле, что управляли панелями. Но в конце концов они справились, и Штайн дрожащими руками установил первый из своих движителей в гнездо для механизмов. Ему пришлось повозиться, соединяя все штанги и подключения, подгоняя собственную работу под разъемы неведомых конструкторов Врат, но в конце концов все вышло как нельзя лучше. Конечно, еще оставалась работа для Ланье, что должен был подключить питание движителей, но он пока был занят своими делами – устанавливал мощные глоубы в разъемы питания.
Установив последний движитель, Штайн не стал закрывать панель, – поднял из пазов площадку с креплениями и поднял взгляд. Отсюда, прямо от основания арки, вверх, по внутренней стороне, уходил глубокий желоб. Он тянулся от одной ноги арки, проходил по всей окружности и заканчивался у второй. Именно по нему должна была скользить панель с укрепленными на ней магическими кристаллами. Движители Конрада должны были справиться с этой задачей – прокатить площадку по внутренней стороне арки и вернуть ее обратно. Хитрость была в том, что на другой стороне стояла точно такая же площадка, и обе должны были двигаться одновременно. Конрад предполагал, что если они разом стронутся с места, то встретятся в верхней точке и разобьются. Но Верден обещал, что все будет в порядке. Бормотал что-то о фазовом сдвиге магического поля и противофазе. Конрад ни слова не понял из его объяснений, да и не стремился понять.
Закончив работу, механик сел на глину и, запрокинув голову, посмотрел наверх. Там, на самой вершине арки, висел Ридус. Не так уж и велика конструкция – всего в пару человеческих ростов, но и низенькой ее не назовешь. Чтобы забраться наверх, магистру пришлось отобрать у запасливого мага две веревки, связать их, перекинуть через арку, а потом подтянуть самого себя, используя верхнюю перекладину как блок. Теперь Ланье болтался на самом верху, продев ноги в большую петлю и устроившись в ней как на веревочных качелях. Сейчас он заканчивал работу – уже поставил второй из трех глоубов в предназначенные для них пазы и скоро должен был спуститься. Ему предстояло установить последний глоуб на этой стороне арки, а потом заняться подключением движителей механика. После этого оставалась только работа мага.
Оглянувшись, Конрад бросил взгляд на Вердена. Тот сидел среди раскиданных вещей, что друзья принесли с собой, и без стеснения грыз сухарь, выуженный из поклажи. При этом он не отрывал взгляда от чертежа Врат, расстеленного у него на коленях, да еще успевал что-то бормотать себе под нос. Порой он запускал руку в свою сумку, полную самых необычных вещей и казавшуюся бездонной, и извлекал из нее очередной предмет. Все вещи он аккуратно раскладывал рядом с собой, на красном толстом платке, напоминавшем скатерть. При этом было заметно, что он старается придерживаться определенного порядка. Что же, маг не терял времени даром.
Поднявшись на ноги, Конрад подошел к Вердену и принялся развязывать тюк, который он нес на себе, после того как отдал более легкий чемодан Ридусу. Раскрыв горловину самодельного мешка, механик порылся в нем, нащупал бурдюк и выпрямился. Откупорив горлышко, Конрад сделал большой глоток простой воды.
– Верден, – позвал он, наблюдая за Ридусом, что начал спускаться по веревке.
Маг не ответил, и механик обернулся. Верден все так же сосредоточенно грыз сухарь и рассматривал чертеж, словно и не слышал, что его окликнули.
– Альдер, – снова позвал механик. – У тебя еще остался эликсир?
Маг, бормоча что-то под нос, без лишних слов отцепил от пояса изрядно похудевший бурдюк и швырнул под ноги спутнику. Конрад нагнулся, подобрал подарок и сделал из него большой глоток. Привычное тепло мигом растеклось по жилам. Затыкая бурдюк Вердена пробкой, Штайн с сожалением подумал, что за все придется платить. Он боялся думать о том, что будет с ним, когда эликсир закончится. Когда его действие проходило, Конрад чувствовал, как затуманивается его разум и немеют конечности. Похоже, дело не обойдется просто неделей, проведенной в кровати. Но – всему свое время.
– Верден, – окликнул он мага. – Послушай, я закончил работу. Что мне делать?
– Помоги Ланье, – буркнул маг, не отрываясь от чертежа.
– Он и сам неплохо справляется, – отозвался механик, наблюдая за тем, как магистр, отбросив веревку, уверенно подходит к основанию арки Врат.
– Тогда перестань мне мешать, – рявкнул маг. – Постой! Знаешь что, поднимись на холм и осмотрись. Что там происходит в округе. Только не отходи далеко, а то лишишься защитного кокона.
Конрад кивнул и, радуясь возможности размять ноги, взбежал на холм, с которого они спустились всего пару часов назад. Глоток эликсира придал новых сил, кровь бурлила в жилах, бежать было легко, дышалось свободно. Штайн в мгновение ока взлетел на крутой склон и застыл на вершине, разглядывая окрестности.
Смотреть тут было особо не на что, во все стороны простиралась выжженная земля, походившая на застывшее море. Подальше темнела кромка леса, что окружал Пустошь со всех сторон. До него было довольно далеко, и Конрад повернулся, пытаясь понять, с какой стороны лес ближе. Но, сделав полный оборот, он понял, что они и в самом деле очутились в центре Пустоши. До леса было одинаково далеко, что на востоке, что на западе. И все же Штайн продолжал медленно поворачиваться, внимательно разглядывая окрестности. Небо хмурилось, солнца не было видно, и над Пустошью висели серые сумерки, словно природа сама не могла решить, что здесь сейчас – день или ночь. Края леса видно было плохо, но эликсир, обостривший все чувства механика, позволял ему видеть дальше, чем обычно. Именно поэтому он заметил три точки над северным лесом и замер, не веря своим глазам.
– Верден! – гаркнул он, очнувшись. – Верден, поднимись сюда, быстро!
Приложив ладонь ко лбу, механик попытался рассмотреть странные точки получше. Он уже догадался, что это такое, но не хотел верить.
Маг, услышавший в голосе спутника неподдельную тревогу, оторвался от чертежа и быстро взобрался на холм. Встав рядом с Конрадом, он тоже принялся рассматривать северный лес.
– Что это? – наконец тихо спросил он, заметив странные точки, парящие над деревьями.
– Наш патруль, – отозвался Конрад. – Три воздушных шара с управляемыми движителями.
– Вот срань, – выдохнул маг. – Я слышал об этом. Но не знал, что шары хранятся на северной заставе.
– Они есть на всех заставах, – медленно произнес Конрад. – Просто сейчас ветер с севера. Попутный. Боюсь, они просто опередили остальных.
– Идут сюда или просто патрулируют? – быстро спросил маг.
– Их поднимают только в крайних случаях, – отозвался механик. – Не помню, когда такое случалось в последний раз. Наверно, еще до моего рождения. Я видел только инструкции по их использованию.
– Замечательно, – процедил сквозь зубы маг и повернулся на восток.
Закрыв глаза, он вытянул перед собой руки и тихо выругался.
– Что? – быстро спросил Конрад. – Ваши тоже?
– Похоже на то, – буркнул маг. – Я не чувствую никакого магического фона. Либо все посты вымерли, либо, прикрывшись щитом маскировки, движутся к нам.
– А у вас есть какие-нибудь инструкции, как действовать в случае нарушении границ? – спросил механик.
– А как же, – буркнул маг. – Считается, что граница проходит по середине Пустоши. Но в нее обычно никто не суется, хотя, ты же знаешь, агенты умудряются просочиться по краешку. И наши к вам, и ваши к нам.
– Бывает, – сдержанно отозвался Конрад, не раз видевший на северной заставе подобных лазутчиков.
– Но это одиночки, – продолжал маг. – Их просто выслеживают и ловят. А если будут замечены военные отряды, то…
– Уничтожить и по возможности завладеть имуществом противника? – отчеканил Конрад.
– Примерно так, – согласился маг. – Знаешь, меня всегда удивляли эти заставы. Что наши, что ваши. В случае настоящего вторжения противника они не продержались бы и пяти минут. Да и численность слишком мала, чтобы патрулировать всю границу. Всегда считал заставы глупостью. На границе надо держать кучу народа, чтобы закрыть ее от нарушителей. Или от потенциальной внезапной атаки.
– Они и не закрывали, – буркнул Конрад, сообразивший, к чему клонит маг. – Они просто следили, чтобы соседи не сунулись в центр Пустоши. К Вратам.
– А они сунулись, – медленно произнес маг. – Похоже, мы все-таки разворошили муравейник.
– Очень похоже на то, – отозвался Конрад.
– Как думаешь, когда они доберутся сюда? – спросил маг, разглядывая точки воздушных шаров.
– Часа через два или три, в зависимости от ветра.
– И сразу начнут стрелять?
– Думаю, да, – признался Штайн. – В каждой кабине четыре стрелка и командир взвода. Полагаю, им выдали лучшие дальнобойные винтовки, и даже не спрашивай, что это такое.
– Да я и так представляю, – отозвался маг, покосившись на пояс механика, за которым прятался маленький пистолет. – Думаю, наши не намного отстанут. И их не задержит излучение Пустоши.
– Думаю, наш патруль тоже защищен от него, – сказал Конрад. – Ты сам говорил, что мы создали свою защиту от магии расщепления.
– Быть может, – отозвался маг. – Специальные материалы, нейтрализующие растворы на основе наших эликсиров, плюс защитные костюмы из металлизированной ткани. Все может быть.
– Что же теперь делать? – спросил Конрад.
– Торопиться, – бросил маг и бросился бегом вниз с холма.
– Ридус, – гаркнул он на ходу. – Пошевеливайся, демоны тебя разорви! Быстрей, быстрей!
Конрад бросился вслед за магом, не чувствуя под собой ног, что вдруг стали словно из ваты. Догнал он Вердена только у вещей, когда маг принялся быстро собирать с красного платка свои кристаллы. Ланье, только что установивший последний глоуб в предназначенное для него гнездо, с удивлением взирал на суету.
Маг, собрав вещи, подскочил к нему и оттолкнул в сторону. Механик, следовавший за ним по пятам, едва успел подхватить падающего магистра.
– Что случилось? – спросил он, отталкивая руку Штайна. – Вы что, ополоумели?
– Скоро у нас будут гости, – пояснил механик. – Патрули механиков и магов. Думаю, они не станут с нами разговаривать.
– А придется, – процедил маг, склонясь над площадкой и устанавливая на нее первый кристалл.
– Патрули? – изумился магистр. – А, понятно. Этого следовало ожидать.
– Ваши Стражи, случаем, не патрулируют границу Пустоши? – спросил его Конрад. – Может, и их нужно ожидать?
– Вряд ли, – сдержанно отозвался магистр. – Мы не готовились к противостоянию с другими городами.
– Это ты так думаешь, – буркнул маг, доставая следующий кристалл. – А ваша Великая Ложа может думать по-другому.
– Это глупость! – воскликнул Ланье.
– Хватит, – оборвал его маг. – Быстро иди подключать движители, или чем ты там собирался заниматься! Нужно, чтобы все было готово как можно быстрее.
Пожав плечами, Ланье развернулся и пошел ко второй ноге арки, где его дожидался движитель, установленный механиком. Конрад же хмуро глянул на согнувшегося мага.
– А что дальше, Верден? – тихо спросил он. – Что будем делать дальше?
– Пока мы не знаем, что за Вратами, будет сложно ответить на этот вопрос, – сдержанно отозвался маг.
– Но у тебя есть план. Я же вижу, ты что-то придумал.
– Будем торговаться, – со вздохом отозвался Верден. – Если все получится, то мы станем единственными в мире людьми, кому удалось открыть Небесные Врата. Мы их откроем, закроем и будем ждать предложений. Ты же понимаешь, что и механики, и маги рвутся сюда вовсе не из ненависти к нам. Им нужны Врата. И тем, и другим. Пока что они пытаются не допустить, чтобы ими завладела сторона противника. А тут появляется третья сторона – мы. Вот и посмотрим, что нам смогут предложить эти оборванцы.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:48

– Чертеж, – напомнил Конрад. – Мы не будем единственными.
– Чертежи хорошо горят, – отозвался маг. – И даже если где-то есть копия, мы будем единственными, кому действительно, по-настоящему удалось открыть Врата. Так что поверь, с нами будут торговаться.
– И что же ты хочешь у них выторговать? – осведомился Конрад.
– Прежде всего, я хочу остаться в живых, – отозвался маг. – А там посмотрим. Кстати, если нам не удастся открыть Врата, за наши шкуры никто не даст и ломаной марки.
С этим утверждением Штайн был полностью согласен и потому без лишних слов развернулся и отправился к Ридусу. Тот уже колдовал над раскрытой панелью, соединяя загадочные волоски между собой, и был только рад помощи. Конрад опустился на колени и стал помогать. Ему пришлось держать заостренными палочками из рога самые тоненькие проводки. Магистр же, снова нацепивший на пальцы свои странные когти, копался ими в глубине опоры. Когти искрили, Ланье ругался, и Конрад частенько просто закрывал глаза, чтоб не ослепнуть от вспышек.
Когда они закончили с этими движителями и перешли ко второй опоре, маг поменялся с ними местами. Он свое дело сделал – водрузил на подвижную площадку сооружение из прозрачных кристаллов разных размеров, что напоминали пирамиду и чудесным образом держались на гладкой поверхности. Ланье и Конрад не стали ее разглядывать, просто снова сосредоточились на работе. И на этот раз дело пошло быстрее – Ридус, похоже, разгадал секрет подключений и вскоре поднялся на ноги.
– Закрывай панель, – велел он. – А я займусь второй.
Конрад, стоявший на коленях, быстро опустил полированную крышку, что тотчас слилась с материалом опоры, и нащупал кончиками пальцев едва заметные выпуклости, похожие на странные рисунки. Нажав их в обратной последовательности, Штайн проверил панель и поднялся на ноги. Работа была закончена.
Обернувшись, он заметил, что Ридус стоит на коленях рядом с магом, что все еще устанавливал кристаллы на вторую площадку. Он явно не терял времени даром, потому что закончил работу одновременно с Ланье.
Они поднялись на ноги одновременно и отступили на шаг, любуясь своей работой.
– В сторону, – велел наконец Ланье. – Сейчас я активирую контур питания. Запущу Врата. Потом дело за тобой, Верден.
– Посмотрим, – буркнул маг, отступая в сторону.
Конрад последовал за магом, и они оба остановились у разбросанных на земле вещей, разглядывая арку Врат. Ланье подобрал с земли веревку, осмотрелся, выискивая другие забытые вещи, но не заметил ничего подозрительного. Повесив веревку на плечо, он вышел из Врат и склонился над основанием арки, там, где на полированном металле виднелась россыпь загадочных символов. Подняв голову, Ланье взглянул на вершину арки, а потом начал быстро тыкать пальцами в символы на сияющем металле.
Конрад невольно затаил дыхание и резко выдохнул только тогда, когда на шпиле на вершине арки зажегся синий огонь.
– Благие небеса, – едва слышно пробормотал Верден. – Работает.
Ридус тем временем все еще колдовал над символами, нажимая их в определенной последовательности, которую узнал из чертежа Врат. Конрад заметил, как синяя точка на вершине арки вытянулась и стала похожа на шпиль башни, стремящийся к хмурому небу. Ридус же вдруг вскочил на ноги и подбежал к товарищам, спотыкаясь на ходу.
– Что? – резко спросил его маг, хватая за рукав. – Что не так?
– Все нормально, – задыхаясь, пробормотал Ланье. – Смотрите.
Но Конрад уже заметил это и сам. Площадки с кристаллами, что располагались у самой земли, медленно сдвинулись с места и стали подниматься вверх, скользя по внутренней стороне арки. Они двигались все быстрее и быстрее, и когда они достигли вершины, механик невольно затаил дыхание, ожидая взрыва. Но площадки не встретились – они словно прошли друг сквозь друга и продолжили свое движение. Опустившись до земли, они снова начали подниматься – еще быстрей, чем раньше. А потом еще быстрей.
– Все готово, – сказал Ридус. – Верден, теперь твой ход.
– Сейчас, – отозвался маг, облизнув пересохшие губы. – Сейчас.
Сунув руку в карман, он достал большой прозрачный шар. Конрад теперь безошибочно узнал в нем магический кристалл и понял, что маг собирается вложить в свое заклинание всю силу. Верден же обхватил шар обеими ладонями и вытянул руки перед собой, словно предлагая дар пустым вратам. А потом, закрыв глаза, загудел, едва слышимо выводя горлом странные отрывистые звуки.
Словно отзываясь на его голос, загудели и Врата. Они затряслись, и дрожь передалась земле, что ощутимо дрогнула под ногами механика. Затаив дыхание, Конрад смотрел в пустые Врата, ожидая неизвестно чего, и чуть не пропустил тот момент, когда зажглись пирамидки.
Магические кристаллы, установленные магом, вспыхнули одновременно – прозрачным голубым светом. И в тот же миг площадки, на которых они крепились, рванулись с места. Их скорость так возросла, что Конрад больше не видел их – лишь сияющую дугу голубого света, появившуюся на внутренней стороне арки.
– Сейчас, – прошептал Ридус. – Должно сейчас…
Это случилось так быстро, что Конрад не успел заметить, как именно это произошло. Ему показалось, что внутри арки из ничего соткался голубой полог света, в мгновение ока заполнивший все пространство Врат. Механик сдавленно вскрикнул, и Верден тотчас опустил руки с шаром.
– Готово, – тихо сказал он. – Небесные Врата открыты.
Конрад взглянул на Ридуса, но тот, не отрываясь, смотрел на стену голубого света, закрывавшую проход во Вратах.
– Ну, что же, – медленно произнес Верден, пряча в карман шар. – Времени у нас не так много… Рискнем?
– Да, – выдохнул Конрад. – Наверно.
– Возьмите меня за руки, – велел маг. – Не знаю, что там, на той стороне. На всякий случай я усилю наши защитные заклинания, так что держитесь ко мне поближе.
Конрад без колебаний ухватился за локоть Вердена и снова взглянул на Ридуса. Тот, как зачарованный, неотрывно смотрел на голубой огонь. Альдер, хмыкнув, сам взял магистра под локоть и сделал первый шаг.
Штайн послушно шагнул следом, а затем тронулся с места и Ланье. Второй шаг они сделали все вместе. А потом еще один.
Перед самыми Вратами, в шаге от стены из голубого огня, Верден на секунду замер. Конрад понимал его, ему тоже было до жути страшно. Так страшно, как никогда в жизни. Но он не успел об этом сказать, Альдер рванулся вперед, потащил за собой спутников, и все трое упали в голубое пламя.
* * *
Все тело Ридуса пронзила дрожь. На долю секунды ему показалось, что все тело распалось на крохотные кусочки, дрожащие от боли. Ланье открыл рот, чтобы закричать, но не смог сделать вдох. Его окружала кромешная тьма, пустота, которой не было названия. Ридус ничего не видел, не чувствовал, не осязал… Он стал ничем, частью этой пустоты. А потом мир вернулся.
Яркий свет вспыхнул перед глазами магистра, и он, внезапно ощутив свое тело, застонал, цепляясь за локоть мага. После тьмы небытия яркий солнечный свет чуть не ослепил Ланье, и он невольно прищурился, стараясь рассмотреть новый мир, открывшийся ему.
– Это что? – прогудел над ухом Верден, и Ридус выпрямился, не отпуская руку мага.
На миг ему показалось, что их опыт не удался. Перед ними по-прежнему расстилалась выжженная равнина, напоминавшая застывшее море. Вот только холмы стали ниже и видно было дальше.
– Не может быть, – пробормотал Конрад и сделал шаг вперед.
Верден тут же схватил его за плечо.
– Не отходи, – прошипел он. – Держись ближе ко мне. Тут слишком много остатков расщепления.
Теперь Ридус и сам видел различия: да, они прошли Небесные Врата и очутились в другом мире. Вот только он не слишком отличался от их собственного.
Не отпуская руку мага, Ланье обернулся. Врата за его спиной все так же тихо гудели, а полотно голубого огня закрывало арку. Но сквозь полупрозрачную пелену магистр видел, что выжженная равнина раскинулась и с другой стороны Врат.
– Тут то же самое, – хрипло сказал Штайн. – Все так же.
– Вовсе нет, – отозвался маг. – Тут все намного хуже. Я едва держу нашу защиту. Долго тут мы не протянем.
Ланье взглянул на мага и, не обращая внимания на его сердитое бормотание, все же сделал шаг вперед. Перед ним что-то замерцало, как будто сам воздух сгустился, и магистр понял, что это щит, поддерживаемый магом.
Конрад тоже вышел вперед и встал рядом с магистром, а Верден остался позади, у Врат, словно черпая в них дополнительную силу. Ридус, разглядывающий темную полоску на горизонте, прищурился.
– Ты видишь? – спросил он у механика.
Тот приложил руку ко лбу, укрывая глаза от яркого солнца, что светило с ослепительно голубого неба, на котором не было ни облачка.
– Башни? – неуверенно отозвался механик. – Там, на горизонте.
– Да, – подтвердил Ридус. – И каждая из них больше здания Магиструма.
– Да их там сотни, – потрясенно прошептал Штайн. – Ты только представь, какое тут расстояние. А они даже отсюда выглядят такими громадинами.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:49

– Это город, – уверенно сказал Ридус. – Большой город.
– Быть не может, – подал голос маг. – Я не чувствую тут эманаций жизни. Все вокруг мертво. Отравлено на многие мили. Кругом только магия расщепления и смерть.
– Но город же цел, – возразил ему магистр. – Быть может, там живут люди. Просто прячутся от магии.
– Нам туда не дойти, – отрезал маг. – Даже если очень захочется. Ты хочешь попасть туда, магистр?
– Не знаю, – прошептал Ридус, чувствуя, как у него слезятся глаза. – Все не так. Я думал…
– Мы все представляли это как-то иначе, – отозвался Конрад, кусая губы. – Вот только… Что-то не похоже это на мир изобилия и благ.
Ланье взглянул на товарища, припоминая их разговор. Тогда они хотели узнать, что там, за Вратами, и тогда уже принять решение. Магистр, конечно, понимал, что реальность может не соответствовать их мечтам, и был готов к неожиданностям. Но он не ожидал увидеть тут пустыню.
– Смотрите, – воскликнул Верден. – Звезда!
Ланье вскинул глаза и увидел, что в небе над городом реет едва заметная искорка. Она действительно напоминала падающую звезду, но двигалась так быстро, что магистр подумал, что маг ошибся.
– Это не звезда, – сказал механик, щурясь на небо. – Она падает.
– Метеор, падающий с неба? – предположил Ланье и тотчас понял, что ошибся, – искорка на глазах превратилась в яркое пятно, падающее точно на башни далекого города.
– Это не метеор, – уверенно сказал Штайн. – Траектория совершенно иная. Это какое-то устройство. Оно движется слишком целенаправленно и, похоже, кем-то запущено. Эта штука огромна, раз мы видим ее отсюда. Напоминает винтовку, правда, сгорание заряда происходит непрерывно. Это какой-то движитель нового типа, я уверен.
– Ты прав, – пробормотал маг. – И мне кажется, что добром это не кончится.
Ланье хотел спросить Вердена, что он почувствовал, но в этот момент из башен города, что виднелся на горизонте, вверх ударил алый луч. Он не попал в искру, ушел выше, прямо в синее небо. И тут же, в ответ с неба упал столб синего пламени. Огромный, шире здания Магиструма, он сошел с небес и уперся в одну из башен, что казалась отсюда такой маленькой. И башня рассыпалась в прах, как будто была сделана ребятишками из речного песка.
– О небеса, – простонал маг. – Что же вы тут наделали, несчастные предки!
– Предки? – встрепенулся Конрад. – Ты о чем?
Маг не ответил, лишь беззвучно застонал и затряс головой.
– Ты еще не понял? – удивился Ланье и обернулся к механику.
– Что я должен был понять? – с раздражением переспросил тот, наблюдая за падающей звездой, что нависла над городом.
– Врата стояли посреди поселения наших людей. Потом случилась война, племя раскололось надвое и ушло от своего старого поселения. Там остались лишь Врата, бывшие когда-то в самом центре.
– Ты хочешь сказать, – пробормотал механик, – что наши предки, те, что еще не делились на магов и механиков, пришли отсюда? Переместились сквозь Небесные Врата?
– Да, – прорычал маг. – Только не просто прошли, они сбежали сквозь Врата, и я вполне понимаю их желание. После бегства они закрыли за собой дверь и решили жить своим умом. Вот только воспоминания о бывшем мире, что, несомненно, был более развит, чем новообретенная родина, у них остались. Отсюда и легенда о том, что Врата ведут в мир изобилия и благ. Думаю, не все сразу привыкли к тяготам нового мира.
– Поэтому вскоре наши города стали доминировать над исконными обитателями мира, – продолжил Ланье. – Мы действительно гости в нашем мире. Пришельцы, что распространили влияние на половину материка.
– Так вы знали! – с гневом воскликнул механик. – Вы знали об этом и хотели открыть Врата и притащить эту гадость в наш мир?
– Я не знал, – отозвался магистр. – Только догадывался. Но, Конрад, мы же вместе с тобой надеялись, что это изменит наш мир!
– Даже думать не хочу, как именно эта помойка изменит наш мир! – закричал механик. – Ридус, ты обещал мне, что мы примем решение после того, как увидим, что скрывается за Вратами. Я видел достаточно. Врата надо закрыть. Навсегда. Те чокнутые маги были правы, наверно, они каким-то образом узнали о том, что здесь творится.
– Он все-таки открывал их, старый хрен, – пробормотал маг. – Вот зараза.
– Кто? – механик резко обернулся к магу. – Кто открывал их?
– Автор той книжицы, в которой скрывался ключ к шифру, – немного помолчав, ответил Верден. – Ты что же, считаешь себя самым умным? Нет, ребята, эта тайна не такая уж и тайна. Их открывали и раньше.
– Боюсь, что Конрад прав, – произнес Ридус. – Страшно подумать о том, что будет, если Врата останутся открытыми. Кто знает, что придет в наш мир. Здесь идет великая война, и меньше всего нам нужны гости отсюда.
– Думаешь, они не знают, как открыть Врата со своей стороны? – ухмыльнулся маг.
– Если бы знали, давно бы открыли, – отозвался Ланье. – Думаю, что те, кто умел управлять этой магией, как раз и бежали из этого мира.
– Ридус, – позвал Конрад, пристально разглядывая мага. – Ты со мной? Что ты решил?
– Да, – твердо сказал Ланье, расправляя плечи. – Нужно вернуться и закрыть Врата. Альдер?
Маг, сосредоточенно разглядывавший падающую звезду, что почти коснулась вершин далеких башен, тяжело вздохнул.
– Пожалуй, вы правы, – сказал он. – С местными нам не сладить. Будь другой расклад, то можно было бы просчитать варианты. Но, думаю, они нас сожрут. С потрохами.
– Уходим, – решительно сказал Штайн, подходя к стене голубого огня. – Ну, давайте руки.
Ридус встал рядом с ним и положил руку ему на плечо. Обернулся к магу, что все еще разглядывал огромный город.
– А все же жаль, – сказал Верден, и вдруг голос его дрогнул. – Зажмурьтесь! Закройте глаза, быстро, вот срань!
Он развернулся и прыгнул к спутникам. Схватив их за плечи, маг толкнул обоих в синюю дымку и повалился следом.
Но прежде, чем иной мир скрылся из глаз Ланье, он успел увидеть – даже не столько увидеть, сколько почувствовать всем телом, – там, за спиной, звезда упала на город, и весь мир залила ослепительная вспышка белого пламени.
* * *
На этот раз путешествие Конрад перенес легче. Он знал, что его ожидает, и даже успел затаить дыхание, прежде чем его тело распалось на куски и собралось вновь. Он, не дрогнув, шагнул из Врат в родной мир, удержался на ногах и даже успел подхватить под руки магистра, что вывалился из арки как куль с мукой. Следом за ним из голубой завесы вылетел маг и, жадно глотнув воздуха, принялся отчаянно браниться.
Штайн, встряхнув Ридуса, повернулся к вещам, разбросанным на спекшейся глине, и замер. За спиной на полуслове умолк Верден – он тоже увидел человека, стоявшего прямо над распотрошенными мешками.
Он был невысокого роста и весь какой-то угловатый, неуклюжий, словно его слегка помяли в драке. Одно плечо выше другого, крупный нос чуть свернут набок… И лишь темные глаза двумя дырами зияют на лице. Голову незнакомца скрывал серый платок, но из-под него выбивались рыжие бакенбарды, а на подбородке торчала светлая щетина. Одет незнакомец был в длинный балахон, напоминавший плащ без рукавов, который переливался разными оттенками рыжего и коричневого, словно пытался вобрать в себя все цвета спекшейся глины. Вид этого типа не внушал Конраду доверия, и больше всего его беспокоил тот предмет, который незнакомец сжимал в руке.
Это была длинная палка, в которой механик без подсказок опознал магический посох. Его наконечник, напоминавший огромный янтарный кристалл, указывал на спутников, а кольца из кристаллов поменьше, что тянулись дальше, до самых рук незнакомца, едва заметно светились тусклым желтым огнем. Этот тип, нагло ухмыляющийся, держал посох небрежно, зажав свободный конец под мышкой, а рукой наводил наконечник на спутников. В другой руке он держал знакомый жестяной тубус, который в спешке никто из друзей и не подумал захватить с собой.
– Это он, – прошептал Ланье. – Он!
– Мое почтение, – громко произнес Верден, делая шаг вперед. – Вот мы и встретились наконец.
Тут уж и Конрад сообразил, кто перед ним. Это, без сомнений, был тот самый тип, что вовлек их в эту безобразную историю. Тот самый беглый маг, что украл у Тайного Ордена Истории чертежи Небесных Врат и потом ловко всучил их любопытному магистру. Конрад потянулся к поясу, за которым прятался заряженный пистолет, но рыжий маг чуть качнул своим посохом, и Штайн замер. В этом движении было столько уверенности, что механик, прекрасно знавший об оружии магов, понял, что достать оружие ему не дадут.
– Позволь мне поблагодарить тебя за свое спасение, – продолжал Верден, делая еще один крохотный шаг вперед. – Ты не раз спасал мою жизнь, незнакомец. Позволишь ли нам узнать твое имя?
– Стой смирно, Верден, – откликнулся беглец, ощерив желтые зубы. – Не делайте резких движений.
– Ладно, – покладисто согласился Альдер, – только, может, опустишь эту штуку? Ты же знаешь, что она может, верно?
– Прекрасно знаю, – сказал рыжий маг, – и ты знаешь.
– Думаю, посох Нимрода и мантию Скрытности ты взял там же, где и чертеж Врат? – спокойным голосом осведомился Верден. – Знаешь, про эти вещички уже стали забывать.
– Но не забыли окончательно, да, Альдер? – беглец ухмыльнулся и шевельнул посохом.
Конрад почувствовал, как Ридус, заметивший, наконец, жестяной чехол в руке рыжего, напрягся и подался вперед. Конрад осторожно взял его за локоть и легонько сжал пальцы, пытаясь удержать друга от глупого поступка.
– Нам надо поговорить, – быстро сказал Верден. – Послушай, сюда движутся войска Механикума. Нам нужно срочно закрыть Врата. А потом, если хочешь, поболтаем.
– Не нужно их закрывать, – медленно произнес рыжий маг, не сводя взгляда с Конрада, что держал руки на виду, но при этом прикидывал, как можно быстро достать пистолет. – Тут не о чем разговаривать. Вы свою задачу выполнили.
– Задачу? – переспросил Верден. – Ах, ну да. В одиночку ты бы не справился. Ведь за тобой гонялись лучшие убийцы Ордена с той самой минуты, как заметили, что ты обокрал тайник.
– Верно, – ухмыльнулся беглец. – Ты всегда быстро соображал, следопыт. Мне приходилось прятаться. Но не всегда – иногда я нарочно дразнил этих остолопов, чтобы они сосредоточили все силы на розыске моей персоны.
– И не обращали внимания на скромного юного магистра, что вдруг озаботился какой-то тайной? – бросил Верден.
– Точно, – рыжий маг подмигнул Альдеру. – И все получилось, верно? Дельце выгорело. Врата открыты.
– Их нужно немедленно закрыть, – крикнул Ридус, – ты знаешь, что там творится? Там выжженная пустыня, идет страшная война! Мы не можем допустить, чтобы она пришла и в наш мир.
– Войны… – рыжий преувеличенно тяжело вздохнул. – Войны никогда не меняются, магистр Ланье. Они идут всегда. И всегда проходят.
– Ты знал! – выкрикнул Ридус. – Ты знал, что там творится, и все-таки решил открыть Врата?
Конрад, увидевший гримасу презрения на лице беглеца, почувствовал, как в нем закипает гнев. Неужели этот негодяй в самом деле посмел так поступить, рискнуть благополучием собственного мира и открыть дверь в самый центр чужой войны?
– Зачем? – вырвалось у него.
– Зачем? – с искренним удивлением переспросил беглец. – Затем, что там скрываются блага и ценности, что дороже злата! Легенды не лгут. Мир наших предков полон силы и секретов, что могут изменить наш мир до неузнаваемости!
– Разрушить его до неузнаваемости, – прорычал в ответ Ланье.
– Не ты ли, магистр, сожалел о том, что нам приходится довольствоваться лишь крохами прежних знаний? – спросил рыжий маг. – Поверь, все наши технологии, все наши изобретения, что в области магии, что в области техники, это лишь крохотная крупинка того, что мы знали раньше. Мы порвали с миром предков и превратились в жалких ковырятелей земли! В глупых оборванцев, довольствующихся объедками.
– И ты возмутился, когда узнал правду, да? – мягко спросил Верден.
– О да, – с жаром откликнулся беглец. – Я пришел в ярость. Банда стариков посмела лишить наш народ, наш общий народ, магистр Ланье, прежнего величия. Я всегда чувствовал, что мы выше этих обезьян, которых оттеснили в глубь континента. И вот она – правда! Мы действительно лучше и умнее местных, мы более развиты, мы пришли из мира, полного знаний и силы. И вынуждены влачить жалкое существование, как старик-маразматик, забывший все, что узнал за долгую жизнь.
Конрад невольно подался вперед, заметив, что беглец так увлекся своей речью, что даже начал брызгать слюной и размахивать жестяным чехлом с чертежом Небесных Врат. Но беглец, заметивший его движение, ткнул в него наконечником своего посоха.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:49

– Да, мастер Штайн, – выдохнул он. – Мы действительно должны объединиться. Мы – единый народ. Маги, механики, магистры. Врата, открытые ныне, больше не будут разделять нас, они нас объединят, сделают из нас одно племя, самое великое на этой земле. Не об этом ли ты думал, механик?
– Конечно, объединят, – буркнул Верден. – Когда из них попрет пес знает что с оружием наперевес. Нам действительно придется объединить силы, чтобы выжить. Но я не уверен, что нам это удастся, Броттен. Да, я вспомнил тебя, самого умного и самого уродливого ученика пятой школы. Самого тихого, самого забитого, канувшего в неизвестность сразу после получения ранга. Вот, значит, как ты провел все эти годы?
– Да, Верден, – отозвался маг. – Я не бродил по лесам и холмам, я путешествовал среди знаний. И теперь моя мечта сбылась, следопыт. А твоя?
– Для начала, за Врата начнется большая война, – сказал Конрад, видя, что Верден стиснул зубы, пытаясь удержать грубое слово. – Погибнут очень многие маги и механики, пытаясь получить Врата в свое личное пользование. А потом тех, кто останется, без труда добьют пришельцы из Врат. Они обязательно придут, узнав, что у них под боком есть целый и чистый мир, не выжженный многолетней войной. И некому будет остановить их, Броттен. Ты этого хочешь? Хочешь, чтобы наш народ погиб?
– Ерунда, – откликнулся рыжий маг. – Глупости. Выживут самые сильные и в конце концов поймут, что нужно объединиться. Мы сможем управлять Вратами, открывать их только тогда, когда это будет нужно. Мы сможем наладить контакт с миром наших предков, выторгуем себе новейшие знания и станем для этого мира теми, кем были с самого начала – богами.
– А почему же никто раньше не открыл Врата, раз все так чудесно? – спросил Верден. – Не так уж это сложно, как оказалось.
– Не буду отрицать, есть силы, что противятся этой идее, – ответил беглец. – Они не понимают собственной выгоды, глупцы! Жадные, ограниченные создания. Они беспокоятся лишь об одном: как бы сосед не завладел Вратами, не стал сильнее и богаче их. Глупость и жадность мешает им думать о величии всего нашего племени.
– Да, конечно, – закивал Верден. – Куча идиотов, что за последние пятьсот лет так и не доперли до своей выгоды.
Рыжий маг оскалил желтые зубы и навел посох на Вердена.
– Не смей ухмыляться, следопыт, – рявкнул он. – Твоего скудного умишки всегда хватало лишь на раздумья о деньгах и выпивке. Именно поэтому я сразу и подумал о тебе.
– Обо мне? – насторожился маг. – Это когда же?
– Когда попросил старого пня из Совета Магов отправить тебя на мои же поиски. Мне нужно было, чтобы ты оказался в Магиструме. Там ты и оказался, как раз вовремя.
– Ах, даже так, – пробормотал Альдер.
– Именно так, – с презрением бросил Броттен. – Мальчишка-магистр, умный, но без честолюбия, любопытный и деятельный. Механик, сомневающийся в своем любимом городе и мечтающий о куче денег. И бродяга маг, что завел свою жизнь в тупик, хотя всегда мечтал о таком великом деянии, за которое ставят памятники на площадях. Да, вас трудно было собрать вместе. Но я сделал это. И не потому, что вы самые лучшие, а потому, что самые управляемые. Я все просчитал. И выиграл эту партию.
– Не совсем, – сухо отозвался Верден. – Сюда идут войска механиков и магов. Они скоро будут здесь, и тогда Врата закроют. Запечатают навеки. Ты не сможешь одолеть всех.
– А этого и не нужно, – ухмыльнулся рыжий маг. – Закроют Врата? Как бы не так. Ты был прав, они начнут драться за них. Очень многие маги и механики решат, что это удобный случай завладеть великим порталом. Мне не придется участвовать в сражениях. Надо просто будет направить одних, чуть помочь другим, нашептать что-то на ухо третьим… А потом появиться в нужный момент и призвать к миру и объединению.
– Орден, – бросил Верден, сжимая зубы так, что на скулах заходили желваки. – Они достанут тебя. Рано или поздно.
– Орден теперь мал и слаб, – отмахнулся Броттен. – К тому же многие маги оценят мой замысел, когда поймут, что происходит. Они примкнут к победителю, следопыт. И раздавят Орден.
– Нет, – твердо сказал молчавший Ланье и сбросил руку механика с плеча. – Так не будет.
– Ридус, – прошипел Конрад, пытаясь ухватить друга за рукав. – Ридус!
– Хватит! – крикнул магистр. – Довольно слушать этот бред! Он болен. Просто безумен, как бешеный пес! Он правда верит в этот бред, верит в то, что поступает правильно. Его не убедить.
– Очень верно сказано, – отозвался рыжий маг, откровенно ухмыляясь. – Меня не убедить. Я знаю, мне не удастся убедить и вас, мои полезные и глупые друзья. А время идет, и войска скоро будут здесь. Так что пришло время заканчивать этот балаган.
– Верден! – отчаянно вскрикнул Конрад, заметивший блеск в глазах безумца.
Альдер рванулся с места, выхватив из-за пояса нож, но не успел, – рыжий маг вскинул свой посох, из кристалла плеснул широкий огненный луч и ударил следопыта в грудь. Верден с криком упал на землю, а беглец взмахнул посохом и полоснул лучом по Ридусу и Конраду, – словно косил траву.
От удара в грудь у Штайна потемнело в глазах, а боль была так сильна, что перехватило дыхание. Он повалился на землю, задыхаясь от жжения в груди, но тут же встал на колени, не веря в то, что еще жив.
Не верилось в это и рыжему магу. Он с удивлением смотрел на друзей, что корчились от боли на земле, и даже опустил посох. Вердену пришлось хуже всех – он лежал на спине и стонал, держась обеими руками за грудь, на которой еще виднелся амулет, усовершенствованный Ланье. Им повезло – защита, все еще работавшая после визита за Врата, спасла их от первого удара. Но Конрад прекрасно понимал, что второго им не пережить.
Скривившись от боли, он привстал, выхватил из-за пояса пистолет, и, прицелившись в грудь рыжего мага, спустил курок. Выстрел громом разнесся над Вратами, и Броттен резко обернулся к стрелку. А Конрад застыл с пистолетом в руке, не веря своим глазам. Пуля, направленная точно в цель, так и не достигла ее. После выстрела перед грудью беглеца лишь возникло белое пятно, словно кусок металла расплющился о невидимую стену.
– О да, – выдохнул рыжий маг, глядя прямо в глаза Конраду, который только теперь понял, что беглеца защищало такое же заклинание, как и их. – Я не так глуп.
Улыбнувшись, рыжий маг прищурился, и воздух вокруг него подернулся синими искрами. Это было похоже на кокон, что защищал владельца со всех сторон. Не такой уж и большой, толщиной в локоть, не больше. Но теперь, когда он стал видимым, Конрад увидел, что щит закрывает владельца со всех сторон. Он замер с поднятой рукой, понимая, что второй выстрел будет так же бесполезен, как и первый.
Рыжий маг, увидевший в глазах механика отчаяние, ухмыльнулся. Медленно, наслаждаясь мигом торжества, он поднял посох и навел его точно на грудь Штайна. Тот расправил плечи и прицелился из пистолета в лоб врага – он не собирался умирать без боя.
– Посох, – прохрипел Верден, прижимавший руки к груди. – Посох!
Глаза рыжего мага вдруг широко распахнулись, но он не успел ничего сделать. Конрад шевельнул пальцем, спустил курок, и пистолет выстрелил.
Кусок свинца попал точно в кристалл на конце посоха, что высунулся за пределы защитного кокона, и разбил его. Янтарное пламя ударило из осколков, вспыхнуло маленьким солнцем, а потом стремительно хлынуло по посоху, взрывая на ходу желтые кристаллы. Броттен закричал, но желтое пламя окутало его руки и вспухло, заполнив кокон изнутри. На мгновение над землей завис пылающий шар, – внутри защитного кокона бесновалось пламя, напоминавшее кипящую лаву. А потом защита лопнула, выплеснув обжигающее пламя на сухую глину. Сгоревшее тело рыжего мага подлетело над землей, вырвавшись из огненного плена, и упало на землю, рассыпавшись сухими комьями. От него не осталось ничего, кроме горстки дымящегося пепла.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:50

Конрад медленно опустился на землю и сел, все еще держа на прицеле пепел и языки пламени, все еще гулявшие по останкам рыжего мага. Потом он уронил разряженный пистолет и застонал от боли, прижимая руки к груди.
– Конрад, – прохрипел Ридус, с трудом поднимаясь на колени. – Чертеж…
Верден, поднявшийся на четвереньки, затряс головой.
– Забудь, – выдавил он, садясь на задницу. – Нет больше никакого чертежа. Это пламя не оставляет после себя ничего. Нам еще повезло, что кокон защитил нас.
Ридус, словно не слыша мага, поднялся на ноги и, шатаясь, побрел к выжженному пятну. От него еще исходил жар, но магистр, защищенный магией амулета Вердена, смог подобраться к нему вплотную. Он склонился над комьями пепла, оставшимися от тела Броттена, и попытался протянуть к ним руку. Но тотчас со стоном отдернул ее.
Штайн, морщась от боли в груди, поднялся и подошел к другу. Обхватил за плечи, поднял на ноги и отвел его обратно к Вратам, подальше от горячего пятна. Усадив его на землю рядом с полупрозрачным полотнищем работающих Врат, механик перевел дух и подошел к Вердену.
Тот все еще сидел на земле, рассматривая коробку с амулетом, висевшую у него на груди.
– Ты как? – спросил механик. – Цел?
– Работает! – с восхищением откликнулся маг, словно и не слышал вопроса. – Эта штука все еще работает! Она выдержала удар посоха Нимрода и все еще цела. Наш пацан – настоящий гений, ты знаешь это?
– Знаю, – устало отозвался механик. – Твоя драгоценная задница цела, о великий маг?
– Цела, – буркнул Верден, отрываясь от амулета. – А твоя, великий инженер?
– Жить буду, – отозвался механик. – Давай, поднимайся. И, ради всего святого, найди проклятый бурдюк со своим зельем. Его глоточек нам не помешает.
Верден встал на колени и принялся ощупывать пояс. Потом вдруг вздрогнул и с недоумением уставился на землю перед собой.
– Что за срань? – с удивлением выдохнул он.
Конрад же, услышав знакомый свист, резко присел, и пуля, пролетев мимо, гулко ударила в спекшуюся глину.
– Патруль! – воскликнул Штайн, поднимаясь на ноги. – Они начали стрелять!
Обернувшись, он увидел воздушные шары. Они были еще далеко, на самом краю Пустоши, но теперь их было видно даже отсюда, из углубления между холмами.
– Твой кокон нас защитит? – быстро спросил он у мага.
– Да, – отозвался Верден, поднимаясь на ноги. – Так же как Броттена. Но не думаю, что надолго. Силы этой штуки не бесконечны.
– Ридус, – позвал Конрад, оборачиваясь к другу, – нужно закрыть Врата. Немедленно.
Магистр не отозвался. Он стоял на коленях напротив мерцающей пелены Врат и смотрелся в нее, как в зеркало. Казалось, что он не понимает, где находится и что с ним происходит.
– Ридус! – крикнул Конрад, шагая к нему. – Очнись! Надо закрыть Врата!
Ланье медленно повернул голову и заглянул другу в глаза.
– Я не знаю, – тихо сказал он. – Не знаю, как их закрыть. А чертежа больше нет.
Онемевший Конрад замер на месте, так и не сделав последний шаг. Его рука, протянутая к плечу друга, задрожала и медленно опустилась. В наступившей тишине раздался гулкий удар, – это еще одна пуля ударила в глину рядом с застывшим механиком.
– А вот теперь, гении, мы по-настоящему в дерьме, – медленно произнес Верден.
* * *
Дело было дрянь, это Альдер понял сразу. Настырный механик еще трепыхался, пытаясь взять ситуацию под контроль, но Вердену было понятно – они проиграли. Он чувствовал то, о чем пока не сообщил друзьям – движение магии. С запада сюда катился настоящий вал магического поля. Патруль пятой дружины шел на всех парах и скоро должен был прибыть на боле боя. Вернее, на то место, что станет полем боя, когда маги заметят летающие аппараты механиков. Собственно говоря, они уже их заметили, просто стараются не выдать себя, подойти поближе и тогда уже нанести удар. Минут через пять здесь разверзнется огненная бездна, по сравнению с которой взрыв посоха бедняги Броттена не больше чем детская хлопушка.
Верден не хотел говорить этого друзьям, но знал – до переговоров дело не дойдет. Их, стоящих у открытых Врат, скорее всего, просто не заметят. Патрули магов и механиков схлестнутся над их головой в попытке завладеть Вратами, а путников обе стороны примут за вражеских агентов. Что можно сделать за пять минут? Убежать? Далеко они не уйдут. Механики уже к ним пристреливаются, а щиты долго не протянут. Маги же сочтут врагом любого, кого заметят на поле боя, это Вердену было известно наверняка. По собственному опыту. Он бы на их месте тоже сначала пустил бы волну огня, а потом бы уже подумал, кто это – солдаты вражеской армии или случайные зрители.
Штайн все не унимался. Он поднял ошалевшего магистра на ноги и заставил его заняться управлением Врат. Ланье присел у одной из колонн арки и принялся наобум тыкать пальцами в символы, выдавленные на сверкающем металле.
– Верден, – крикнул механик, подбегая ко второй арке, – останови эту штуку!
– Не могу, – с искренним сожалением отозвался маг. – Они же работают, и обратного хода у заклинаний не предусмотрено. Это не рычаг, который можно вертеть туда-сюда.
– Хотя бы попытайся! – рявкнул механик, опускаясь на колени у второго столба арки и начиная лихорадочно ощупывать металлическое основание.
Верден пожал плечами и попытался: сосредоточившись, он взглянул на работающие Врата со стороны, пытаясь нащупать сплетение заклинания, активировавшего их. Бесполезно. Предки знали, как делать подобные вещи. Ни одной щелочки, никакой зацепки, все выглядит цельно и гладко, как бриллиант, ограненный мастером. Не за что зацепиться, нечего сломать, это заклятие можно было только разбить целиком, но Верден сомневался, что для этого хватит сил одного мага. И вряд ли хватит сил всего патруля. Да что там, чтобы снести арку, понадобится вся объединенная мощь Малефикума. А судя по тому, что Врата уцелели после двух войн, то и ее не хватит.
Конрад продолжал водить руками по арке. Верден догадался, что он пытался добраться до панели, под которой скрывался движитель, и отключить его. Но панель находилась с внутренней стороны, как раз там, где сияла голубая пелена прохода. Альдер увидел, как механик случайно прикоснулся к этому сиянию. Его рука по локоть провалилась во Врата, и Штайн, вскрикнув от боли, с трудом вытащил ее обратно. Врата затягивали в себя все, что в них попадало. Стоит только коснуться завесы, как тебя подхватит водоворот и утянет на ту сторону, в тот проклятый мир, где почти не осталось ничего живого.
– Ридус! – крикнул Штайн, оборачиваясь к другу. – Что у тебя?
– Ничего, – отозвался магистр, и в его голосе звучало отчаяние, – Конрад, это бесполезно. Надо знать процедуру закрытия и код!
– Так разгадай их, – бросил в ответ механик. – Ты же магистр! Ты должен уметь такие вещи.
– Я разгадаю, наверное, – отозвался Ланье. – Если у меня в запасе будет пара недель.
Верден покачал головой. Все верно. Чтобы отключить эту штуковину, нужно знать секрет, что наверняка прятался в сгоревшем чертеже. И как им, троим дуракам, не пришло в голову узнать, что нужно сделать для закрытия Врат? Они все так были увлечены их открытием, что никто даже и не подумал о последствиях. Да. Последствиях.
– Какого хрена! – воскликнул Верден и поднял с земли свой жезл, небрежно брошенный поверх одеяла. – В сторону!
Ридус с Конрадом, заметив блеск в его глазах, бросились прочь от Врат, а Верден, взбешенный и отчаявшийся, вскинул руки.
Языки багрового пламени взметнулись к небу, обнимая арку Врат. И бессильно опали, частью пропав в синей пелене, а частью растворившись в полированном металле. Верден ткнул жезлом в сторону арки, и яркая ветвистая молния ударила во Врата. Ее искрящие нити пробежались по сияющей дуге – там, где должны были двигаться платформы с кристаллами. Но и этот удар синяя пелена приняла без звука, просто проглотив молнию мага, а на полированной поверхности Врат не осталось даже и следа. Взбешенный Верден выпустил пару огненных шаров, но они расплескались о полированный металл, словно детские снежки, а обессилевший маг упал на колени.
– Все, – выдохнул он, – это все.
Конрад шагнул к магу и дернулся – пуля механиков пролетела рядом с его головой. Ланье, только сейчас заметивший шары, с удивлением вскинул брови и схватился за карман, в котором лежал защитный кристалл.
– Верден, – тихо позвал механик, становясь на четвереньки, так чтобы его не было видно с шаров, – а маги?
– Скоро будут тут, – вяло отозвался Альдер. – Пара минут. Сейчас начнется.
– Надо уходить, – сказал Конрад, подползая к Ланье. – Может, мы еще успеем отойти достаточно далеко…
– Нет, – крикнул магистр, поднимаясь на ноги. – Мы должны закрыть Врата! Неужели вы не понимаете, война уже началась! Они уже стреляют друг в друга, а если мы оставим им Врата, то этот бой станет лишь началом.
– Но мы не можем их закрыть, – возразил ему механик. – По крайней мере, сейчас.
– О небеса, – застонал белый как простыня магистр и упал на колени. – Мы хотели спасти этот мир. Но вместо этого погубили его. Я не хотел. Не хотел!
– Тихо, – прикрикнул на него Конрад. – Ридус, послушай, еще не все кончено. Мы сможем закрыть Врата потом. Сейчас надо выбираться отсюда. А потом мы узнаем, как закрыть Врата, проберемся сюда…
– Потом, – Верден ухмыльнулся и, не удержавшись, расхохотался. – Не будет никакого потом, Конрад. За наши шкуры никто не даст даже пустого ореха. Врата открыты, и, как оказалось, многие знают, как их открыть. У нас нет власти над Вратами, мы не знаем их главный секрет… Мы никому не нужны, Конрад. Даже если мы сейчас удерем, вскоре нас прихлопнут, просто чтобы не болтали лишнего. Мы уже покойники, мастер Штайн. Это просто вопрос времени.
Конрад сжал кулаки, но, услышав пронзительный свист, пригнулся к земле. Верден, вскинувший голову, содрогнулся всем телом от колебаний магического поля. Хмурое небо над аркой прочертила огненная полоса, и один из шаров, висевших над краем Пустоши, вспыхнул, как факел.
– Началось, – пробормотал Верден. – Это маги.
Механик резво вскочил на ноги и схватил за плечи Ланье, что стоял на коленях, закрывая лицо грязными от пепла руками.
– Бежим, – сказал он, рывком поднимая друга на ноги, – давай, Ридус, шевелись.
– Врата, – прорыдал Ланье. – Их нельзя оставлять…
– Забудь про них, – рявкнул механик. – Верден, скажи ему, чтобы забыл про эти проклятые Врата! Их невозможно закрыть.
Верден медленно поднялся на ноги, стараясь загородиться от магического фона, что удушающей волной накатывал с запада. Сейчас патруль начнет выжигать местность. Но не сразу. Сначала им придется разобраться с шарами, а это не так просто, как кажется. У механиков есть свои секреты, и теперь они знают о том, что им противостоят маги. Значит, у него есть еще пара минут.
– Их можно закрыть, – сказал Верден, подходя к механику, что все еще держал Ридуса за плечи. – Можно разрушить кристаллы, что все еще стоят на подставках. Это самое слабое место конструкции, потому что сделано нами, жалкими подобиями великих предков. Думаю, именно так их и закрыли во время прошлой войны.
Ланье не обратил на его слова никакого внимания, но глаза механика расширились. Верден ухмыльнулся – этот инженеришка в последнее время даже стал ему нравиться. Крепкий парень, деловой и соображает быстро. Далеко пойдет, если выживет.
– Держи, – сказал маг, снимая цепочку с амулетом, что из последних сил держал защитные коконы. – Надевай. Бери этого слабака на руки и беги изо всех сил. Быть может, вам действительно удастся отойти достаточно далеко.
– Верден, – пробормотал Штайн, сжимая цепочку амулета. – Подожди, должен быть другой способ…
– Нет времени ждать, – спокойно ответил Альдер. – Сейчас или никогда, Конрад. Все решено, и все последствия учтены. Теперь выбор за тобой. Либо ты остаешься тут, либо уходишь, прямо сейчас.
Штайн медленно кивнул, не отводя взгляда от глаз мага. Потом он повесил амулет себе на шею, и его лицо заострилось, стало жестким, неживым, словно у статуи из белого мрамора.
– Спасибо, маг, – сказал Конрад, протягивая руку. – Я горжусь дружбой с тобой.
Верден пожал протянутую руку, но не удержался от кривой ухмылки.
– Не благодари заранее, – сказал он. – Но если вы доберетесь до Магиструма, найди в магическом квартале старика Фильвера. Скажи этому засранцу, что он был прав, – есть только одно настоящее решение. Беги к Магиструму, механик. Быть может, вы наткнетесь на тех дураков из Ордена, и они помогут вам. Прощай.
Конрад стиснул зубы, встряхнул руку мага, а потом отвернулся. Подняв едва живого магистра, он забросил его себе на плечо, как мешок с мукой, и начал быстро подниматься на холм.
Верден проводил его долгим взглядом, а потом отвернулся и подошел к Вратам. Он остановился в шаге от сияющей пелены, скрывавшей проход в мир, полный ненависти и боли. Блага и знания? Из магической штуки, про которую известно лишь то, что она есть? Увольте. Разберемся как-нибудь сами со своими проблемами и со своим треклятым миром.
Он ждал долго, так долго, как только мог. Несколько минут. Защитный кокон пропал вместе с амулетом, отданным Штайну, и Верден чувствовал, как отрава медленно течет сквозь его тело. Теперь это не имело значения, как и то, что над головой разразилась настоящая буря из огня и раскаленного металла. Верден ждал до последнего, надеясь на то, что механик бегает так же быстро, как соображает. Да, это будет не так сильно, как у древних. Но этого может хватить на всех.
Альдер понял, что время пришло, когда пуля ударила его в плечо и из развороченной дыры потоком хлынула кровь. В спину уже дышал вал огня, запущенный магами, и медлить было непозволительно. Взглянув на пелену голубого пламени, Верден увидел в нем отражение – лицо старика с длинной седой бородой.
– Неужели ты знал заранее, старый хрен? – пробормотал Верден. – Знал, что так и будет? Или знал, что так должно быть, потому что в остальных случаях было бы еще хуже? А было бы?
Закрыв глаза, Верден сосредоточился, призывая всю магическую силу, что была ему отпущена природой. Он собрал ее в центре живота, собрал отголоски первоэлементов, доступных ему, и начал медленно конструировать внутри себя то, что было предано проклятию всеми разумными магами.
Еще две пули попали в него – в грудь и ногу. Боли Верден уже не чувствовал, но это заставило его поторопиться. Если ему в голову попадет кусок железа, это может остановить реакцию.
Чувствуя, как внутри него разгорается неугасимый жаркий огонь, Альдер открыл глаза и пробормотал отражению в синей пелене:
– Ладно, старый пень. Еще увидимся. На той стороне.
А потом весь мир залил ослепительный свет, и Альдеру Вердену стало так хорошо, как не было еще никогда в жизни.
Вернуться к началу Перейти вниз
Vladimir

Vladimir


Сообщения : 5991
Очки : 9766
Дата регистрации : 2014-01-23
Репутация : 5
Возраст : 33

Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 Empty
СообщениеТема: Re: Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"   Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат" - Страница 2 EmptyСр 10 Сен 2014, 13:50

Эпилог
Паук, громко стуча железными лапками, уверенно вышагивал по полированной столешнице. Размером он получился чуть больше ладони, но действовал при том не хуже своего большого прототипа. Золотое брюшко скрывало в себе механизмы, а лапки, отполированные, как зеркало, были надежно прикрыты крохотными щитками. В головогруди располагался крохотный глоуб, и его мягкое сияние было видно сквозь две крохотные дырочки, которые казались глазами, столь необычными для настоящего паука.
Затаив дыхание, Ланье наблюдал за тем, как его механизм подполз к середине стола и наткнулся на крохотную серебряную гайку. Тонкие передние лапки, педипальпы, уткнулись в препятствие, передали сигнал в брюшко, и в дело вступила микроскопическая пластина с начертательными заклинаниями, на создание которой Ридус угробил полгода. Паук шевельнул блестящими жвалами, аккуратно поднял ими гайку и пополз дальше. Магистр выдохнул и откинулся на спинку стула. Паук же уверенно дополз до штыря с резьбой, расположенного на другом конце стола, ощупал его педипальпами, чуть помедлил, потом поместил гайку на штырь и парой передних лапок сделал два оборота. Гайка завинтилась идеально, до самого конца. Чуткий механизм почувствовал сопротивление, остановился и замер, ожидая новых указаний.
Ланье медленно поднялся со стула, подошел к пауку и нажал пальцем на скрытую в брюшке кнопку. Механизм отключился, и свет его «глаз» померк. Ридус поднял свое изобретение, взвесил в руке и двинулся к длинному ряду стеллажей у стены. Там пылились все его новинки. Пристроив паука между грубым механизмом, имитирующим человеческую кисть, и первой моделью механического работника, напоминавшей коробку с четырьмя лапами, Ридус довольно кивнул и отвернулся.
Окинув взглядом огромную лабораторию, что была раза в три больше его старой, магистр подошел к письменному столу у окна и открыл дверцы шкафчика, висевшего на стене. Доставая коробочку с пилюлями, Ридус взглянул в зеркало, что висело на внутренней стороне дверцы, и невольно поморщился.
Прошло уже два года, но волосы так толком и не отросли. Вместо привычной черной глади на голове красовался щуплый пушок. Подняв руку, Ланье провел ладонью по остаткам волос и тяжело вздохнул. Лечение магов, конечно, сотворило чудо. Он остался жив и должен благодарить за это небо. Ему тогда повезло: после взрыва, что выжег механику Врат и запечатал проход сквозь них, защитные коконы перегорели, и глупый магистр, влезший не в свое дело, должен был умереть от магии расщепления. Но на сцене появились маги Ордена Историков, что шли по следам предателя. Ридус плохо помнил то время. Окончательно он пришел в себя через месяц, не раньше, когда его тело перестало гнить изнутри и разлагаться на глазах. Магия его почти убила, магия его и спасла. Последствия, конечно, сказывались до сих пор. И лекарства он будет принимать до конца жизни, который, видимо, наступит быстрее, чем у других. И все же он остался жив, и, даже можно сказать, невредим. И был очень благодарен за это судьбе. Что не мешало ему скучать по гладким черным волосам, спадавшим из-под цилиндра на плечи темной волной.
Проглотив горькую пилюлю, Ланье привычно поморщился, хотя давно уже привык к их омерзительному вкусу. Закрыв шкафчик, он вернулся к столу и налил воды из хрустального графина в блестящий новенький стакан. Едва он поднес его к губам, как громко стукнула дверь, и в лабораторию ворвался Конрад – все такой же огромный и громкий, как и всегда.
– Ридус! – крикнул он прямо с порога и заторопился к другу, стуча по доскам пола огромными грязными сапогами. – Дружище, ты должен это видеть!
Ланье едва успел поставить стакан на стол, как механик ухватил его за локоть железной хваткой и потащил к окну. Скривившись от боли, магистр сделал пару необходимых шагов и остановился у прозрачного стекла.
– Смотри! – воскликнул Штайн, ткнув пальцем в окно. – Там, внизу!
Ланье взглянул в окно. День был в самом разгаре, и осеннее солнце заливало площадь под окном желтыми, как масло, лучами. Аккуратная новенькая брусчатка, еще не стертая сапогами, блестела, словно ее только что вымыли. Ридус привычным взглядом окинул площадь и дома, что выросли перед ней всего лишь за два года. Подумать только, тогда это были окраины Магиструма, бараки, что должны были снести, старые мастерские… За два года здесь вырос новый квартал, да что там, целый город в городе, вместивший в себя и магов, и механиков, и магистров. Всех, кто хотел работать вместе и забыть глупые старые свары. Ридус знал, что за глаза это место все называли кварталом Ланье, но не придавал этому большого значения. Им удалось предотвратить войну, свести вместе непримиримых врагов, выставить постоянных дежурных на Пустоши и заложить новое училище Дружбы – на том самом месте, где когда-то они скрывались от преследований. Это главное. А там пусть называют как хотят. Это стоило им многих сил, пролилось много крови, но все получилось. Все. Ради этого стоило вернуться с того света.
– Да внизу же, – прошипел Штайн, – у постамента!
Ланье взглянул в центр площади и перестал дышать от восторга. На этот раз Штайн превзошел сам себя. Там, у постамента, стояла его новая модель гражданского пароката. Но теперь она не выглядела каретой, поставленной на маленькие колесики. Нет, ее формы напоминали скорее рыбу – гладкие обводы, острый нос, тупая корма, блестящий верх с прорезиненной крышей… Колеса были почти не видны, они скрывались в блестящем серебром корпусе. Парокат вышел изящным и поджарым, он был похож на голодного хищника, прижавшегося к земле перед броском на жертву. Даже решетка на самом носу, что должна была служить для вентиляции движителя, выглядела как украшение – казалось, механизм оскалился в злорадной ухмылке.
– Вот это да! – с восхищением вздохнул Ланье. – Как назовешь?
– «Ягуар», – выдохнул Штайн, стаскивая черные кожаные перчатки. – Водится такой зверь на юге.
– Похож, – согласился Ланье. – Когда в серию?
– Еще не скоро, – отмахнулся механик. – Это я так. Для себя. Мне еще надо выпустить два десятка «Рысаков».
– Первый раз выехал?
– Только что из мастерской, – гордо отозвался Конрад. – Первым делом к тебе.
– Думаю, первые заказы будут у тебя через час, – предположил Ланье. – А то и раньше. И как тебе только удается создавать такую красоту?
– У тебя тоже красивые вещи получаются, – дипломатично отозвался Штайн. – И, главное, очень действенные. Те два автоматических станка, что ты сделал для меня в прошлом месяце, – это настоящее чудо. Только благодаря им удалось разобраться с корпусом.
– Да у меня игрушки, – смутился Ланье, – а у тебя – парокаты.
– Вот, кстати, – задумчиво произнес механик, похлопывая перчаткой по ладони. – Надо бы придумать новое название. Благодаря твоим огромным глоубам теперь и речи о паре нет. Все тихо, гладко и аккуратно, хоть и требует периодической зарядки. Боюсь, парокат теперь несколько устаревшее понятие. Как и пароход. Магистры как обезумевшие штампуют твои глоубы и, похоже, собираются построить грузовой состав для железной дороги. Зря ты отдал им это изобретение.
– Да ладно, – отмахнулся Ланье. – Зато меня сняли с крючка и отдали мне окраины города. Сам знаешь, без этого мы бы не обошлись. Ты тоже отдал им свою первую модель «Рысака» на глоубах.
– Верно, – согласился Штайн. – Было такое дело. Да и старина Фильвер помог. Ума не приложу, как он уболтал Совет Магов.
– Об этом мы вряд ли когда-нибудь узнаем, – отозвался магистр и, заметив, что друг потирает пальцы правой руки, спросил: – Как рука? Беспокоит?
– Все отлично, – уверил его Конрад и, подняв руку, пошевелил пальцами.
Ланье внимательно проследил за их движениями. Белая искусственная кожа отличалась, конечно, от натуральной, но только при самом пристальном изучении. Первые образцы механизма руки Ланье сделал сразу же, в первые же полгода. Но все это было лишь грубой заменой, халтурой, сделанной наспех. До настоящей работы руки у него дошли лишь полгода назад, когда все наконец успокоилось. А Штайн ждал, терпеливо, мужественно, не морщась даже тогда, когда грубый протез до крови натирал плоть. Он тоже работал, и ему некогда было жаловаться.
– Все отлично, – уверил друга Штайн. – Я гайки теперь пальцами заворачиваю, только в этом и чувствую разницу. Не знаю, как вы это с Фильвером сделали, что вы там сращивали, я так и не понял. Но что бы вы ни замышляли, вам это, безусловно, удалось. Ты настоящий волшебник, Ридус.
– Я – нет, – коротко отозвался магистр и уставился в окно.
Штайн вздохнул, встал рядом и тоже взглянул на площадь, залитую солнечным светом.
– Знаешь, там, у магов, – сказал он, – когда я очнулся без руки, то решил, что все кончено. Думал, лучше бы я умер. Мне казалось, что это – конец моей жизни, нашего мира, конец всего. А оказалось, что это – начало.
– Начало, – пробормотал Ланье. – Да, это было отвратительное начало. Но ведь нам удалось, да, Конрад?
– Я думаю, что удалось, – твердо ответил механик. – И мы в конце концов принесли нашим народам блага и процветание на этой земле, как и хотели. Забавно вышло, правда?
– Да, – немного помолчав, ответил Ридус. – Не то слово. Жуть как забавно.
Некоторое время они молчали, глядя в окно. Потом Штайн повернулся к другу, тихонько вздохнул и спросил:
– Ридус, как ты думаешь, он был бы доволен?
– Я уверен, – ответил магистр. – Уверен, что он похвалил бы нас. Тогда, после госпиталя магов, мы приняли с тобой решение. И теперь видим его последствия. По-моему, лучше бы не вышло ни у кого.
Штайн не ответил, лишь снова перевел взгляд за окно. Там, в самом центре площади, стоял гранитный постамент. На нем была установлена стальная стрела, вздымавшаяся ввысь, поднимающаяся над крышами домов. На самом верху сияла золотом статуя. Она изображала человека в плаще мага, что стоял навытяжку, в полный рост, вскинув руки к хмурому небу. Плащ вился на ветру, руки были напряжены и чуть согнуты, – казалось, золотой человек удерживает над головой щит, прикрывая от невидимой угрозы целый город, над которым он высился уже два года. Внизу, на гранитном постаменте, была выбита краткая надпись, выбита стариком по имени старина Филь, что работал по старинке лишь зубилом да молотком. Надпись гласила: «Решение Альдера Вердена».
– Я думаю, – прошептал Ланье, разглядывая золотую статую, – он был бы счастлив, Конрад.
И они снова замолчали, разглядывая изображение человека, что поднялся выше всех, даже выше самого себя, сумевшего отдать этой земле больше, чем у нее взял.
Вернуться к началу Перейти вниз
 
Роман Афанасьев "Механика Небесных Врат"
Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2
 Похожие темы
-
» Интернет-роман завершился уголовным делом

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Салон Магии и Мистики Елены Руденко. Киев ,тел: +380506251562 :: Основной раздел форума!!! :: ******БОЛТАЛКА****** :: Библиотека-
Перейти: